ИЮЛЬ. НОСТРАДАМУС. ЗИМА...

Я никогда (за очень редкими исключениями) не вступал в полемику по поводу Нострадамуса. Причина этого проста. Предположим, Вы - историк, и однажды оказываетесь в компании человека, который во всю ивановскую орет, что Фоменко и Носовский правы и что никакой Древней Руси не было. Если у Вас хватит рассудительности, Вы не станете с ним спорить. Ибо человеку, который своим умом дошел, что все не так, как есть, помочь невозможно. Вступая с ним в спор, Вы снижаете планку применения своих познаний. Куда как лучше полемический задор пустить не на критику человека совершенно к ней невосприимчивого, а на собственное творчество.

В полемику я вступаю только в двух случаях - либо когда кто-то приписывает Нострадамусу то, чего тот не писал, либо когда кто-то приписывает мне то, чего не говорил и не писал я.

Я уже имел честь спорить с господином В.Романовым по поводу его статьи, когда указал на явные ошибки и передержки в той литературе о Нострадамусе, которой автор пользовался. Эта дискуссия была конструктивной и оказалась полезной как для меня, так и для господина Романова.

Но в этот раз произошло нечто действительно из ряда вон выходящее. Под обстрелом оказался я, - совершенно неожиданно для себя. На странице супругов Зима (к стыду своему, я и не подозревал, что у них есть своя страница) был помещен пассаж, касающийся моего выступления в прямом эфире программы "Сегоднячко" 2 июня 1999 г.

"Именно поэтому мы понимаем серьезных людей, которые с возмущением относятся к нашей несерьезной деятельности, особенно в плане расшифровки пророчеств Нострадамуса. Больше того, мы решили поддержать этих людей в их благородной борьбе с нами. И в первую очередь нам хотелось бы поддержать великого переводчика и астролога господина Пензенского, человека небезызвестного в интернетовских кругах. Когда в первых числах июня мы услышали, как этот индивидуум в прямом эфире программы «Сегоднячко» без обиняков и всяких ненужных доказательств назвал нас «шарлатанами», мы сразу поняли — человек знает, что говорит. Оно и понятно, ведь господин Пензенский астролог, а кому как не астрологу знать, что такое быть шарлатаном? Как говорится, профессия обязывает. Одно огорчает — жаль, что господин Пензенский не удосужился найти нарушения логики в наших расшифровках хронологий и в двуязычном ключе, без которого, кстати говоря, вообще нельзя однозначно прочитать и перевести тот набор слов, которым записал Нострадамус свои тексты. Вплоть до того, что даже и сам великий переводчик Пензенский был вынужден прибегнуть к многочисленным догадкам и фантазиям, за которые он так лихо критикует своих оппонентов, а нас и вовсе записал в шарлатаны. Впрочем, ему, как настоящему и серьезному астрологу, это простительно."

Обвинение настолько серьезно, что заслуживает самого подробного ответа. Оставив в стороне недопустимый в своей развязности тон (которым, кстати, грешат и "нострадамоведческие" книги супругов Зима, - такое ощущение, будто автор провел всю свою жизнь на провинциальном базаре и только недавно добрался до Нострадамуса), я хотел бы ответить на наиболее существенные пункты этого выпада.

Я не "великий переводчик и астролог"; более того, я не переводчик вообще. Я действительно знаю французский (изучал его более 10 лет, постоянно практикуясь) и английский языки, но переводческого образования не имею. По образованию я - историк. Что же касается астрологии, то для меня это часть жизненной философии, своего рода вспомогательный инструмент. Как, кстати, и для Нострадамуса, который, стоя на позициях неоплатонизма, воспринимал астрологию в качестве творческого орудия. Ученым супругам невдомек, что, называя меня шарлатаном на основе того, что я занимаюсь астрологией, они ставят под сомнение репутацию Нострадамуса, которому посвящены их книги, а следовательно, свою собственную. Можно сколько угодно болтать, будто Нострадамус вовсе не был астрологом; однако как еще называть человека, в изобилии дававшего астрологические консультации, использовавшего астрологические знания для написания пророчеств и называвшего себя "астрофилом" (т.е. любящим звезды)?

Далее, мне очень странно было прочесть о своей "борьбе" с супругами Зима. Бороться тут не с чем, и мне это в голову не приходило, как не приходит в голову историкам всерьез "бороться" с гг. Фоменко и Носовским. Популярность этих и им подобных авторов зиждется на недостатке общей образованности публики, и бороться с этим можно только одним путем - путем просвещения той же публики. Все сказанное в полной мере приложимо к книгам гг. Зима.

Удивителен также пассаж о моей "небезызвестности в интернетовских кругах". Действительно, моя Web-страница существует уже несколько лет, но я не уделяю ей первостепенного внимания. Например, я крайне редко пишу что-то специально для нее. Она была задумана и создана исключительно как средство поделиться с зарубежными и русскими читателями накопленным материалом. Все (или почти) тексты, размещенные на моей странице, были изначально написаны для "бумажных" изданий. Так что "небезызвестен" я скорее среди историков и астрологов, но меня степень моей известности, признаться, волнует в последнюю очередь.

Самое серьезное обвинение, предъявленное мне, - это обвинение в оскорблении супругов Зима, которых я, по их утверждению, без обиняков и всяких ненужных доказательств назвал ... «шарлатанами». На этом основании супруги Зима сочли возможным, в свою очередь, оскорбить меня (см. выше). Насколько обосновано такое обвинение?

Чтобы ответить на этот вопрос, я приведу расшифровку голосовой записи (у меня есть кассета с полной записью моего эфира) фрагмента передачи, в котором шла речь о книгах гг. Зима. Каждый, кто прочтет этот фрагмент, согласится со мной, что саму передачу гг. Зима, по-видимому, не смотрели.


Телезрительница (по телефону): Здравствуйте, Алексей. Скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к Дмитрию и Надежде Зима, которые утверждают, что они открыли ключ, код для расшифровки всего Нострадамуса?

Я: У меня есть французская книга, автор Робер Беназра. Называется она "Хронологический библиографический репертуар Нострадамуса". Там собрана почти вся библиография изданий о Нострадамусе за последние 400-500 лет. [Так вот,] каждая третья книга, выходившая на английском, французском, итальянском языках - по крайней мере, за последние 300 лет, - претендовала на то, что автор ее сумел раскрыть какой-то "шифр" Нострадамуса. Разумеется, все эти "шифры" абсолютно разные. Авторы восхитительно с помощью этих шифров могли подгонять уже прошедшие события под какие-то предсказания Нострадамуса, но, как правило, терпели полную неудачу в предсказании событий будущего. Нет, был, конечно, такой автор - Рошетайе, который еще в 1939 году предсказал, что в мае 1940 года Германия разгромит Францию, но, правда, он еще опирался и на собственные астрологические [вычисления]. Просто книга супругов Зима - это первая ласточка на русском языке. Подход к источнику у этих авторов, мягко говоря, очень вольный, огромное количество фактических ошибок в том, что касается биографии Нострадамуса и его библиографии. Само-то по себе это, может быть, не страшно, но люди, которые претендуют на полное, абсолютное аналитическое знание его [Нострадамуса] трудов... При этом у них [в книге] есть репродукции его якобы прижизненных изданий, - но я "совершенно случайно" знаю, что это отнюдь не прижизненные издания, что это издания уже глубоко посмертные, XVII века. Выдавать их за прижизненные - зачем?...

Ведущий: - Алексей Александрович, настала пора, видимо, прощаться, у нас осталось буквально секунд 50. Что касается супругов Зима, можно, наверное, сказать, что они по методу Дюма используют историю как гвоздь, на которую они вешают свою картину.

Я: - Удачное сравнение.


Я подарю коробку вкусных югославских конфет человеку, который найдет в этом фрагменте слово "шарлатаны". Более того, ничего оскорбительного для наших "нострадамоведов" здесь нет.

Речь идет о доказательной (насколько это возможно в узких временных рамках телепередачи) критике. Исследователь, путающий прижизненное издание с посмертным, не может считаться компетентным. Я уже не говорю о том, что супруги Зима вырывают творчество Нострадамуса из контекста эпохи. Они игнорируют источники, которыми он пользовался, - книгу Ришара Русса, труды Марсилио Фичино, Платона, трактат Ямвлиха Халкидского по теургической эстетике. В их книгах Вы не найдете мало-мальски глубокого анализа его текстов (ибо передергивание слов, когда Борисфен превращается в Бориса Ельцина не есть анализ). И делают они это сознательно, ибо при взгляде на пророчества Мишеля Нострадамусе в общем культурно-историческом контексте позднего Ренессанса вся "концепция" супругов Зима рушится, как карточный домик.

В моей же реплике на фразу ведущего, сравнившего супругов Зима с Дюма, я выразил свое отношение к подобной литературе. У каждого знания есть обратная сторона. У истории - Фоменко и Носовский. У астрологии - газетные прогнозы. У магии - "потомственные колдуньи", предлагающие свои услуги через газеты бесплатных объявлений. У нострадамоведения - супруги Зима. Всех этих "антиподов" роднит одно - упрощение, банализация проблематики, использование доверчивости публики в целях достижения популярности и материальной выгоды. Это естественное явление, и я отношусь к нему вполне спокойно. Я уже говорил выше, что бороться с этим можно только конструктивными методами. Подобного рода книги о Нострадамусе должны восприниматься как игра ума, небезынтересная беллетристика. Я не считаю их конкурентами; важно понимать, что мои исследования лежат в совершенно иной плоскости. Между моими статьями и книгами Зима такая же разница, как, скажем, между Unix и Windows 95/98. Я сам иногда люблю почитать такого рода литературу, благо у меня ее много. Правда, мне больше нравится "Апокалипсис Нострадамуса" Сапелкина - прелестная книга с отличными (с поэтической точки зрения) переводами катренов Нострадамуса и совершенно фантастической "канвой будущего", выстроенной буйной фантазией автора. Книга прекрасно написана, читается как увлекательный детектив, - но главное, что господин Сапелкин не полагает себя истиной в последней инстанции, в отличие от героев данной статьи.

Кстати, у многих упомянутых "антиподов" есть еще одна общая черта, - нетерпимость к чужому мнению и болезненная ревность к каждому, кто осмеливается заниматься той же проблемой, которую профанируют они. И супруги Зима, к сожалению, не стали исключением, судя по агрессивности их выпада.

Г-н Зима утверждают, что я "не удосужился найти нарушения логики в наших расшифровках хронологий и в двуязычном ключе, без которого, кстати говоря, вообще нельзя однозначно прочитать и перевести тот набор слов, которым записал Нострадамус свои тексты". Надо напомнить, что, во-первых, передача была посвящена вовсе не книгам супругов Зима (еще один довод в пользу того, что они ее просто не видели и узнали о ней с чужих слов). Что же до рассуждений о том, что пророчества Нострадамуса - всего лишь "набор слов", который нельзя прочитать и перевести без "двуязычного ключа", изобретенного нашими супругами, то это всего лишь их мнение. "Ваше, Шелленберг, Ваше". Пусть оно и остается на их совести. Я исхожу из того, что суп надо варить в кастрюле, а не в коробке из-под обуви, в дисковод вставлять дискеты, а не загранпаспорт, а пророчества Нострадамуса читать в подлиннике, а не в истолковании супругов Зима, Джона Хога или (возьмем другой полюс) Джеймса Рэнди. Пресловутый же "ключ" (если только он есть) надо искать в трудах других философов-неоплатоников, каббалистов и астрологов - современников Нострадамуса.

И последнее. Оказывается, я "был вынужден прибегнуть к многочисленным догадкам и фантазиям". Не знаю, что там рассказали гг. Зима их знакомые о моей передаче, но меня там никто ни к чему не вынуждал. Догадки же составляют весомую часть процесса научного исследования, и мне странно, что люди с высшим образованием этого не знают. Другое дело, что догадки должны на что-то опираться; во время передачи я приводил массу источников (от Апокалипсиса до Леонардо да Винчи) в подтверждение своих концепций. Насчет фантазий - что ж, от ошибок никто не застрахован. Я прекрасно знаю, что в моих переводах Нострадамуса есть ошибки. Многие мои ранние статьи (написанные в 1992-1994 гг) также грешат неточностями. Но я бы хотел посмотреть на исследователя, который все свои работы, начиная с самых ранних, считает непогрешимыми. Впрочем, ошибаюсь, - как минимум два таких исследователя есть. И вообще, вряд ли люди, путающие издания Нострадамуса XVI и XVII веков (а это очень важно в данном вопросе), имеют право меня укорять на "догадки", вдобавок бездоказательно.

На этом я полагаю дискуссию закрытой, ибо спорить здесь все-таки не о чем. У гг. Зима свой читатель, у меня - свой. Единственное, чего я требую от них, точнее, от г-на Д.Зима, - извинений и снятия с его страницы той части текста обо мне, где мне приписываются слова, которых я не произносил. Ибо его статья "Исповедь несерьезного человека" содержит клевету на меня, с чем я, понятное дело, мириться не собираюсь.

Алексей Пензенский, июль 1999 г., Москва

Послесловие, осень 1999 г. Супруг Зима таки извинился передо мной, - разумеется, в привычной ему манере немолодой торговки с провинциального базара. Ну что ж, если воспитания мама с папой не дали, - ему и неоткуда взяться. При этом он почему-то продолжает настаивать на том, чтобы я "проверил то, что является в наших [т.е. его] работах главным". Спасибо, конечно, но, cher monsieur Zima, я не имею привычки проверять то, что нуждается не в анализах, а сразу в диагнозе. Нострадамуса же я изучаю в подлиннике. Впрочем, сей месье может спать спокойно. Я не покушаюсь на его титул царя горы написанной им макулатуры, - по-моему, это очевидно всем. Кроме него.


012619