Алексей Пензенский

 
В ЗАЩИТУ НОСТРАДАМУСА

замечания о книге Бориса Романова "Париж. 11 августа 1999 года. История пророчества Нострадамуса и загадка трагедии принцессы Дианы"
 

Несколько недель назад я с большим интересом ознакомился с работами астролога и исследователя Бориса Романова. Нельзя сказать, что я полностью стою на позициях автора по всем поднятым вопросам; однако нельзя и отрицать большую познавательную ценность этих трудов и неутомимый исследовательский энтузиазм господина Романова – а ведь именно на таком энтузиазме держится наш мир.

Моя настоящая статья вызвана рядом ошибок в книге "Париж. 11 августа 1999 года. История пророчества Нострадамуса и загадка трагедии принцессы Дианы", опубликованной на www.astrologer.ru 11 апреля 1998 года. Я – историк, и моей специальностью является именно Нострадамус (например, тема моей дипломной работы связана с этим человеком и его творчеством). Проблемой Нострадамуса и его пророчеств я занимаюсь вот уже 9 лет, собрал неплохую коллекцию книг о нем, написал немало статей для центральной прессы и научной периодики, что, думаю, дает мне право на это выступление.  

Памятуя о сваре, в которую быстро превратилась полемика по поводу книг Бориса Романова "Зороастризм и Христианство" и Марка Абрамовича "Иисус, еврей из Галилеи", я с самого начала поставил целью держаться в рамках обсуждаемой темы и не высказывать суждений о вещах, за нее выходящих (например, о коварных и чрезвычайно зловредных масонах). Свою задачу я вижу исключительно в исправлении досадных ошибок (в основном фактологического характера), вкравшихся в безусловно интересную работу Б.Романова.

Думается, лучше всего использовать широкие возможности, предоставляемые электронной формой документа и приводить авторский текст курсивом, а мои замечания – обычным шрифтом. Так будет нагляднее.

 Итак, приступим.

Сегодня, 14 декабря 1997 года, когда я начинаю писать эту брошюру, до солнечного затмения 11 августа 1999 года остается еще более полутора лет, но родивший[ся] 14 декабря (по юлианскому стилю) 1503 года Мишель Нострадамус написал об этом затмении в 1555 году, за 444 года до самого события, и назвал его дату в 72-м катрене 10-й центурии, и это единственная дата, названная им в своих Пророчествах:

 

В седьмом месяце 1999 года

С неба явится Великий Король ужаса,

Чтобы воскресить великого короля Анголмуа

И до и после Марса править счастливо.

Если перевод катрена не вызывает возражений и более или менее близок к оригиналу (лишь оборот «Король ужаса» не совсем корректно передает значение выражения “Roy d’effrayeur”, а первого слова третьей троки в оригинале нет, и было бы правильнее взять его в квадратные скобки), то в сопровождающем его абзаце целых две ошибки.

Во-первых, никто не знает, когда был написан указанный катрен. Первое издание «Пророчеств магистра Мишеля Нострадамуса» (далее – просто «Пророчества») вышло в 1555 году, однако этого катрена в нем не было. Не было его и в издании 1557 года. Самое старое издание, дошедшее до наших дней и содержащее этот катрен, увидело свет в 1568 году, то есть через два года после смерти Нострадамуса.

Во-вторых, 1999 год – отнюдь не единственная точная дата в «Пророчествах». Так, в них упомянуты 1580 (VI-2), 1607 (VIII-71, VI-54), 1609 (X-91), 1700 (I-49), 1703 (VI-2), 1727 (III-77), 1792 (послание Генриху II), наконец, 3797 (предисловие к сыну Сезару).

Далее, развивая тему 1999 года, господин Романов пишет следующее:

По Нострадамусу, - реставрация королевской власти в Европе (во Франции? в России?), воцарение Генриха Счастливого. Усиление европейской и интеграции. Возможно, совместные усилия ряда стран по предотвращению космической беды. Выход из подполья тайных обществ и открытое вмешательство их в политику. Участие России во всем этом.

 

К сожалению (или к счастью), ни о чем подобном у Нострадамуса не говорится. Вышеприведенный абзац от начала и до конца является плодом фантазии автора. У Нострадамуса действительно неоднократно упоминается некий Хирен Селин и его наследник Огмий, есть также фраза «Подобный грифону, придет король Европы» (X-86), однако нет никаких указаний на то, что эти персонажи будут действовать в 1999 году или чуть позже.

(В случае с «Королем Европы», по-видимому, имелся в виду царь Александр I, бывший во время наполеоновских войн руководителем европейского военного союза; на его династическом гербе, как известно, красовался грифон). Никакого Генриха Счастливого там тоже нет. Ни о каких «совместных усилиях по предотвращению космической беды», выходе из подполья тайных обществ, усилении европейской интеграции, а тем более участии России «во всем этом» Нострадамус ничего не говорит.
 

Если вспомнить, что Нострадамус пророчил объединение Европы после 1999 года под властью некоего "Генриха Счастливого", то этот резонанс, возможно, подтверждает его пророчество.

 

Опять же – никакой Генрих Счастливый в пророчествах Нострадамуса не упоминается.

Сделаем остановку и совершим небольшой экскурс в историю нострадамоведения. В 19 веке один из самых ревностных адептов Нострадамуса – аббат Торне – решил, что послание Генриху II адресовано на самом деле будущему правителю Европы. Этот вывод он сделал, не утверждая себя доказательствами, на основании чисто умозрительных заключений. Однако это утверждение прекрасным образом состыковывалось с легендой о Великом Монархе, - неотъемлемой частью эсхатологической традиции католицизма. Согласно этой легенде, незадолго до конца света Антихрист (родом с арабского Востока) поведет свои полчища против католической Европы, которая перед лицом этой опасности объединится под эгидой Великого Монарха. Таким образом, семена аббата Торне упали на хорошо подготовленную почву. Анекдот о Великом Монархе, которого якобы Нострадамус имел в виду в качестве истинного адресата своего послания, занимает прочное место в западной популярной литературе о Нострадамусе (Мишель Морен, де Фонбрюн и многие другие). Однако «популярной» не значит «истинной». Жан Робен в своей замечательной книге «Ответ Нострадамуса господину де Фонбрюну» доказал, что легенда о Великом Монархе на самом деле «содрана» с… мусульманской легенды о Махди. От себя добавлю, что в православной эсхатологической традиции для Великого Монарха нет места. Там есть Белый Царь.

Завершая тему «Генриха Счастливого», хочется отметить колоссальную пропасть между нострадамоведческой литературой популярного и научного характера. На Западе эта пропасть тем более заметна, что первый, популярный поток издается колоссальными тиражами десятками авторов, в то время как серьезные, исследовательские книги (например, труды Р.Беназра, П.Брандамура, М.Шомара, Ж.Дюпеба) можно буквально пересчитать по пальцам. К чести господина Романова будь сказано, разобраться в этом потоке действительно сложновато. Серьезные книги стоят очень дорого, и найти их трудно даже в Париже. К сожалению, уважаемый автор использовал источники именно популярного характера. А пишутся они по законам рынка – чем сенсационнее и таинственнее, тем лучше.

Остается добавить, что Нострадамус до своего пророческого призвания и возвышения при королевском дворе Генриха II много лет провел в землях Лотарингии, хранивших легенды о своем великом герцоге Готфриде и "Чаше Грааля"...

Явная передержка. В 1538-1544 гг. Нострадамус по не ясным до конца причинам покинул город Ажен, в котором жил, и отправился путешествовать. В своих разных трудах он упоминает, что бывал в это время в Венеции, Сицилии, а также Лотарингии; однако говорить о том, что Нострадамус провел в этой области «много лет», неверно. Так же, как и о его «возвышении» при дворе Генриха II. Сохранились свидетельства, что, отправляясь в столицу летом 1556 года на встречу с этим монархом, Нострадамус сильно опасался за свою жизнь. Эти опасения были не напрасными – так, во дворце придворные приказали своим слугам вздуть Нострадамуса за якобы непочтительное поведение, и он был вынужден спасаться бегством. Денежного подарка, полученного от королевской четы, не хватило даже на покрытие дорожных расходов, так что предсказателю пришлось влезть в долги, чтобы вернуться домой. Наконец, настрадавшийся астролог покинул Париж, так как им заинтересовалась полиция (астрология в те времена была для властей ремеслом крайне подозрительным).

Все вышеприведенные факты – отнюдь не анекдоты. Часть их почерпнута из личной переписки самого Нострадамуса, публиковавшейся в разные годы, часть – из великолепного сборника документов о жизни Нострадамуса, подготовленного профессором истории Пьером Брандамуром (1941-1995) «Астрофил Нострадамус», вышедшего в 1993 году в Оттаве.

Он вырос в кружках, связанных с Лотарингским домом. Возможно еще там, до своей службы при дворе, он был посвящен в тайны "Общины Сиона", или ее "дочерних филиалов".

Вся эта фраза целиком состоит из непроверенных утверждений. Нет никаких оснований, чтобы говорить о связях Нострадамуса с какими-либо тайными обществами.

Если верить некоторым историкам (и книге "Священная загадка"), то Нострадамус впоследствии, уже на королевской службе, не довольствовался только тем, что поставлял своим покровителям ценные сведения о деятельности и планах их противников.

Неясно, что имеется в виду. Известно, что Нострадамус часто бывал в Италии; иногда – одновременно с писателем Франсуа Рабле, который в самом деле выполнял поручения королевской разведки Франциска I. Хотя нет прямых доказательств дружбы и даже знакомства знаменитого астролога и великого писателя, некоторые исследователи высказывают предположение о том, что Нострадамус, как и Рабле, выполняли роль резидентов спецслужбы Валуа. Однако Франциск I умер в 1547 году, задолго до того, как Нострадамус заявил о себе как о предсказателе.

Будучи астрологом французского двора, он следовал за королем во всех поездках и знал многое, касающееся многих видных личностей.

Совершенно несостоятельное утверждение. На самом деле Нострадамус не был астрологом двора. Он был лейб-медиком Карла IX (король с 1560 по 1574 гг.). Эта должность была фактически синекурой. Со своим «пациентом» - юным и болезненным королем и покровительницей – королевой-матерью Екатериной Медичи – он виделся лишь эпизодически, несколько раз, во время поездок двора в Прованс.

Авторы "Священной загадки" считают даже, что многие стихи-катрены из его Центурий вовсе не были пророчествами, а были скорее зашифрованными посланиями, предназначенными для узкого круга посвященных в тайную историю Европы, ее тайных обществ.

Я охотно оторвал бы авторам «Священной загадки» то, чем они пишут (сомневаюсь, что руками), чтобы не морочили голову доверчивым читателям. С таким же успехом можно предположить, что катрены Нострадамуса являются скорее зашифрованным рецептом лекарства от рака. Или сверхпрочной стали для космических ракет. Или самогона небывалой чистоты. Или посланиями всех без исключения читателей к черту. Все это одинаково недоказуемо и неприменимо в качестве аргумента.

Однако, если даже это и правда, то это касается далеко не всех его пророчеств, и уж во всяком случае то единственное пророчество о солнечном затмении августа 1999 года (с прямым указанием даты) относится именно к 1999 году. Но, как видно, чтобы добраться до тайных пружин и шифров этого пророчества, нам пришлось вспомнить едва ли не всю историю Европы, да и жизнь самого Нострадамуса.

Для того, чтобы добираться до шифров и тайных пружин 72-го катрена X центурии (которых, кстати, вовсе и нет), совершенно необязательно перелопачивать всю историю Европы и жизнь Нострадамуса (тем более мистифицированную). Достаточно иметь под рукой исторический словарь французского языка и справочник по европейской истории XVI века. Я сейчас готовлю статью, специально посвященную катрену о 1999 годе; там, кстати, объясняется, кто такой «король Анголмуа» – этот вопрос, кстати, совершенно логично ставит Б.Романов в начале своей работы.

Я не читал «Священную загадку». Но, как говорил один из персонажей Булгакова, «как будто я других не читал». Уважаемый господин Романов пал жертвой сознательной мистификации, которыми, увы, пестрит литература подобного характера. Со страниц «Священных загадок», «Нечистых отгадок», «Последних откровений», «Предпоследних затмений», «Нострадамусов, 1999» и прочей макулатуры Нострадамус предстает зловещей личностью с шестиконечной звездой на груди, святым Граалем в руке и с катарским манихейством в голове. Все это, конечно, забавно и бодрит мозг, однако совсем необязательно пересказывать эти, мягко говоря, домыслы в работе, ставящей целью поиск истины. А то, что господин Романов ищет именно истину, очевидно. К сожалению, одна из его троп привела в тупик. Впрочем, повинен ли в этом странник? Конечно, нет. И свою цель я вижу в том, чтобы поставить у этой тропы указатель, на котором крупными буквами написано:  

«Путник, там нет правды»

 Москва, май 1998 года


009369