Сергей Дацюк

ПРОБЛЕМА НОСТРАДАМУСА

 

Проблема не в пророчестве Нострадамуса. Дело не в том, осуществится или нет его пророчество в 1999-2000 году, будет ли Армагеддон, будет ли битва с Сатаной. Дело в том, что проблема Нострадамуса, содержащаяся в этом пророчестве, не поставлена, и не решена. Проблема эта формулируется так: в чем состоит опасность общецивилизационного значения, всепланетного масштаба, и готовы ли мы к противодействию этой опасности.

Не важно, как вы формулируете эту проблему метафорически: будет ли это битва самих землян, вещно-предметная технологическая битва с инопланетной цивилизацией, битва с самим Сатаной, или, согласно эзотерическим веяниям, сражение с представителями иного континуума. Проблема в ином: какого рода будет эта битва, и к чему нужно готовиться.

Существующие концепции были развиты в институциональной науке, в произведениях искусства (особенно в кинематографе 20 века), в эзотерических учениях. Их условно можно подразделить на три категории: предметное противостояние, биологическое противостояние и энергетическое противостояние.

Предметное противостояние. Концепция «Ядерного рассвета» и «Звездных войн». Согласно этой концепции сражение или катастрофа (экологическая, метеоритно-астероидная, ядерная) будет происходить в пределах привычной физической реальности (от обычного огневого оружия до самого современного термоядерного, нейтронного, лазерного и иного, основанного на физических теориях оружия). Сомнительно, что здесь мы можем противостоять. К тому же Зло (будем так называть опасность), нападающее на этом уровне, вряд ли будет заинтересовано в разрушении мира на этом уровне, так как борьба идет именно за предметный мир, и его до конца противник разрушать не намерен, он намерен лишь подчинить его часть или полностью весь, преобразив его облик. На этом уровне цивилизация выработала свои методы ограничения, которые стали весьма действенными за последнее время.

Тем не менее мы не готовы к встрече с инопланетянами, как не готовы к любой катастрофе общепланетного масштаба. Морально не готовы. Мы не разобрались внутри себя, со своими проблемами понимания друг друга, мы не вышли на понимание несобытийных взаимодействий по несистемным принципам с иной реальностью. Мы не приняли и не обнародовали принципы действия в случае встречи с инопланетянами, обязательные для всех в случае такой встречи.

Биологическое противостояние. Концепция «Чужой». Не имеет значения, как вы его представляете: в виде эпидемии (СПИД или более новая эпидемия), в виде генных мутаций от радиации или в виде генного вторжения и обращения биологического вида планеты Земля в генный вид захватчика на биологическом уровне. Вопреки имеющимся киноверсиям генная мутация невозможна столь стремительно и скрыто, как это показано во многих фильмах. Генная мутация происходит постепенно, медицина достаточно вооружена, чтобы распознать на ранних стадиях, социум достаточно силен, чтобы локализовать эпидемию и выработать средства борьбы. К тому же на биологическом уровне существуют непредвиденные механизмы, которые статистически включаются при поражении сверх некоторого количества особей вида.

Если все-таки нам не удастся противостоять, то мы можем утешиться тем, что будем побеждены биологически более совершенным видом. Если же дело будет заключаться в вирусной атаке, то проблема будет состоять в способности цивилизации быстро переориентироваться на целевое противодействие в этом направлении. И если какой-то маленький вирус сможет одолеть целую цивилизацию, то горевать будет не за чем. Нынешние проблемы в понимании раковой опухоли, СПИДа, генных мутаций связаны исключительно с недостаточной мощностью аналитических инструментов и слабых представлений о реальности происходящего у самих ученых. Мы имеем дело с принципиально иной реальностью, которую ни понять, ни победить в рамках системного подхода и физического воздействия нельзя.

Энергетическое противостояние. Концепция «Омен». Сюда относится вся нечисть, несущая энергетический заряд зла (вампиры, злые духи, зловещие призраки и тому подобное, включая самого Князя Тьмы). Способы противостояния соразмерные силе влияния нечистой энергии. Такое влияние сильное по мощи, но пока малораспространенное статистически. Противостояние ему на эзотерическом уровне возможно: оно поддается диагностике и профилактике. Более того, существует такое свойство у людей как интуиция, которое весьма ограничивает это влияния на подсознательном уровне. Эзотерические учения достаточно распространены и пребывают в постоянном развитии, круг последователей эзотерических учений не уменьшается.

Подлинной же опасностью для нас являются вовсе не эти, достаточно технолигизируемые с точки зрения методов противостояния, проявления Зла. Подлинно опасным и слабо распознаваемым является противостояние в виртуальной области идей. В этом смысле мы разберем три типа глобальных конфликтов: идеологическая атака, психотронная атака, виртуальная атака.

Идеологическая атака. Существуют гипотезы внедрения Зла в цивилизацию на уровне идей, и придания этим идеям привлекательного вида. При этом, Зло не только внедряет эти идеи, но и создает систему таких идей, ограничивает влияние контридей, противостоящих идеям Зла.

Способы противостояния этому весьма ограничены. Одна важная особенность нашей цивилизации - сопротивление новому - всегда существовала и существует. Учению Аристотеля понадобилось более тысячи лет, чтобы элементарно быть прочитанным в мире и соотнесенным с учением Платона. Это при том, что идеи, лежавшие в основании такого противодействия, были не чем иным, как идеями христианства, самого добронаправленного учения.

Одна из самых опасных идей, способных поражать цивилизацию, есть идея «закона возмездия» (см. одноименное эссе). Другая не менее опасная идея - идея неминуемого, обязательного и неотвратимого прогресса, выраженная Вольтером в форме «все к лучшему в этом лучшем из миров», идущая в своей формулировке от концепции «возможных миров» Лейбница и дарующая миру ужасную иллюзию пассивного оптимизма. Третий наиопаснейший пояс идей - наличие языковых парадоксов, теоретически не решенных. Четвертый пояс идей - пренебрежение к теории, к логике, к формализации, к новым аналитическим технологиям; недооценка аналитики в качестве самостоятельной науки. Зло может атаковать нас нашими же парадоксами, применить слабую форму воздействия, основываясь на принципе благодушного прогресса и усиливать себя за счет наших действий по закону возмездия.

Зло может объявиться на таком уровне, где наши аналитические технологии пока являются бессильны именно в силу того, что системный анализ захватил ведущее и монопольное положение в рыночной системе обмена товаров и идей. При этом действительная сила постепенно переходит к коммуникативной среде Сети Internet. В то время, как ее развитие по интенсивности несопоставимо ни с одним иным процессом в реальности, а она сама представляет виртуальную реальность, не похожую ни на что, существовавшее до этого, до сих пор не придают значения разработке ее интерпретирующей теории, с ней продолжают работать в институциональной среде на уровне законов или теории права реального мира.

Психотронная атака. Исследования в этом направлении давно ведутся экономически развитыми государствами. Результаты засекречены, однако можно предположить, что они таковы: установлена принципиальная возможность психотронного оружия, но его довольно низкая эффективность касательно массового поражения и невозможность рассчитывать область применения пока не позволяют ему конкурировать с иными видами вооружения.

Опасность, которая может нас поджидать, связана со специфическим воздействием Зла на психику в массовом масштабе для нанесения урона через приведение ситуации к конфликтам между землянами. Здесь возможность противостояния связана лишь с изначальным этическими ограничениями различных культур, которые могут ограничивать возможности такой атаки. Тем не менее, в этом направлении необходимо применять все достижения психоанализа, НЛП и эзотерических учений для снятия немотивированной агрессии. Независимо от этого, именно психотронная атака кажется наименее вероятной для общества, пережившего фашизм, коммунизм и идеологию демонстративного потребления.

Виртуальная атака. Создание специфических виртуальных реальностей, агрессивного содержания в центрах цивилизации. Виртуальной атаке могут быть подвергнуты прежде всего столицы экономически развитых государств, места базирования ООН, НАТО и других организационно важных международных организаций. Поскольку социальная система организована через избыточную централизацию, то выведение из строя или использование для распространения информации и диктата оргрешений организационных центров цивилизации делает последнюю вообще неспособной сопротивляться такой атаке на уровне цивилизации.

В связи с этим есть ряд задач общецивилизационного значения, которые могут быть решены с разной степенью интенсивности по времени, как независимо от возможных опасностей, так и в связи с реальной опасностью.

1. Идейная диверсификация. Это означает не только деиодеологизацию организационной социальной структуры общества, но и деидеологизацию права, науки, искусства. Не может быть идеи, которой подчинены все другие идеи в некоторой области на уровне институциональной структуры. Нынешние институциональные структуры - идеологизированы. Наиболее последовательно принцип деидеологизации осуществлен в реальном праве - в концепции «свободы слова», в виртуальной коммуникации - в Сети Internet. Более того, диверсификация обозначает принцип, что вы не должны следовать любой идее, если у нее оказывается уж очень привлекательный вид, и ей следуют достаточно много людей.

2. Диверсификация коммуникации. Предыдущие войны исходили из того, что противник о сопернике не мог знать всего. Разведка поставляла информацию, но информация никогда не являлась полной. Если нам придется иметь дело с противником, заведомо знающим наши планы и имеющим полный доступ ко всей нашей информации, да еще и умеющим искажать эту информацию таким образом, чтобы создавать мнимые образы реальности, информацию о мнимых событиях, нам придется отказаться от социальной деятельности, основанной на верификации основных средств массовой информации, и пользоваться исключительно собственными эмпирическими данными.

Нынешним средствам массовой информации уже нельзя доверять. Тем более в условиях виртуальной атаки критерии достоверности будут изменены по следующему принципу - достоверно то, чему не следую массы, что не является «само собой разумеющимся», что имеет наименьше сторонников, или вообще их не имеет.

Собственно Сеть Internet в этом смысле единственная надежда. Отследить различные трансакции представляется наиболее трудным при построении любых сценариев виртуальных атак. Хотя не исключена возможность и такого сценария, который может взять под контроль нынешнюю Сеть. Но когда Сеть достигнет состояния охвата, соизмеримого с существенной частью цивилизации, вероятность сценария контроля Сети для виртуальной атаки будет очень малой.

3. Диверсификация организации. Предыдущие войны и конфликты основывались на принципе «Все как один». Виртуальной атаке можно противостоять лишь основываясь на принципе «Каждый не как все». В виртуальной реальности нельзя верить ни объективной ситуации, ни средствам массовой информации, ни действиям других. Нынешняя организация системно упорядочена, что означает, что существует иерархия уровней (наличие периферии (провинций)), существуют центры управления системой и принцип коммуникации основаны на статусе (допуск, тип связи, уровень охвата контроля и т.д.). Впервые появляется возможность поставить вопрос о свободе внестатусной (несистемной) организации.

 Победа в гипотетической схватке может быть одержана на почве полного личного произвола, абсолютного беспорядка и деятельности случайным образом сплетаемых личных интеллектов, вне всякого упорядочивания и управления через институт, статус, организацию, государство. Именно тогда, когда все эти институты окажутся подвергнутыми виртуальной атаке, мы и обнаружим самое слабое место цивилизации - организационную централизацию, статусность организации. Стоить подвергнуть атаке организационные центры и важные цивилизационные статусы, и цивилизация будет лишена способности к самозащите.

Мне представляется, что ситуация противодействия могла бы базироваться на деятельности мирового сообщества через компьютерную Сеть, подвергая свои диалоги шифровке метафорических иносказаний, базируя их на некоторых глубинно-культурных образах, понятных всякому погруженному в мировую культуру жителю Земли, и непонятные для вражеских сил Зла.

4. Десистематизация технологий анализа. Нынешнее состояние аналитики исходит из того, что системная аналитика по-прежнему нечто крутое и единственно действенное. С этими заблуждениями придется распрощаться. Системный анализ в принципе и изначально не годится для анализа в ситуации виртуальной атаки. Поэтому главной противодействующей и действительно серьезно мешающей силой, как это ни странно, окажутся эксперты-аналитики, имеющие дело с системным анализом.

Отдельно для виртуальной атаки следует упомянуть возможность компьютерно-сетевой вирусной атаки или информационной войны. Следовало бы описать разработанную мной концепцию сетевого интерактивного вируса под названием «геном-этический-штамм». Однако даже само описание является опасной провокацией. Поскольку идея лежит на поверхности, то описать все же придется (при этом умолчав о разработанных мной некоторых принципах противодействия вирусной атаке). Открытыми из них являются два: диверсификация программного рынка и дереализация Сети Internet. Нельзя допустить, чтобы программный рынок операционных систем, а также сетевого программного обеспечения был монопольно захвачен программным обеспечением унифицированного стандарта. Принцип должен быть иной - единый формат информации и неунифицированные стандарты программной реализации поддержки этого формата. Второй принцип - дереализация и десистематизация Сети. Недопустимо интерпретировать и действовать по отношению к Сети точно так же, как и по отношению к реальному миру, недопустимо применять к ней системный анализ. Она нуждается в иной интерпретации - как несистемная виртуальная реальность, которая не противостоит культуре, а впервые оказывается внутри культуры, впервые связывает разные культуры в единый диалог. Она требует к себе отношения как виртуальная реальность, не управляемая ни реальным правом, ни системой институтов, но на уровне индивидуализированной этики сетевого сообщества. Попытка игнорировать это обстоятельство может обернуться катастрофическими последствиями.

В основание упомянутого вируса заложен принцип работы самого Зла. Зло сильно не само по себе, а через использование своих адептов, которые восполняют общий план злого умысла индивидуальными инициативами. Однако на стороне добра один, всего один закон - инициатива добра более сильная, более изобретательная через такое же множество индивидуальных инициатив. Мотивация добра более сильная, потому что опирается на других, ориентирует индивидуальный интерес на общий интерес, мотивация Зла - опирается лишь на индивидуальный интерес, ориентирует общий интерес на интерес в конечном счете одного Зла. Поэтому во всех возможных глобальных конфликтах испытание будет одно - насколько быстро земляне успеют отказаться от привычной роли и ответственности доминирующих статусов, которую обычно берут на себя мировые государства или ведущие международные организации, ведь именно они будут поражены в первую очередь. Добро побеждает не всегда, а лишь в конечном итоге, главное дожить до итога.

Как вы теперь видите, проблема Нострадамуса должна быть поставлена как проблема опережающей стратегической оборонной инициативы общецивилизационного плана. Меньше всего на свете мне хотелось бы оказаться пророком.


007242