А.Пензенский

 

НАСЛЕДИЕ НОСТРАДАМУСА В МЕЖВОЕННЫЕ И ВОЕННЫЕ ГОДЫ XX В.

 

Резкие изменения в мире 1914-1345 гг. не могли отразиться на нострадамоведении. Популярность Нострадамуса и его пророчеств в эти годы отчётливо шла по восходящей. Наиболее значительный всплеск нострадамоведческих публикация приходится на 20-30-е гг.

"Предчувствие большой крови" прослеживается в работах о Нострадамусе с кануна XX в. Толкователи Нострадамуса прочно стали на позицию, согласно которой "пророчество не может быть не мрачным". В самом деле, многие предсказания салонского астролога носили ярко выраженный зловещий характер, и определённой фантазии можно было предположить будущее человечества как цепь сплошных войн.

Пожалуй, после аббата Торне, предсказывавшего на основании текстов Нострадамуса общеевропейскую войну, наиболее колоритным представителем "милитаристского нострадамоведения" можно назвать Шарля Никулло (между прочим, также аббата). Его книга "Нострадамус. Его пророчества" пользовалась большой популярностью в первой четверти XX в.

Работа Никулло написана по устоявшейся схеме, типичной для подобной литературы. Почти 80% её объёма занимают трактовки "уже сбывшихся предсказаний", а также биография Нострадамуса.

Шарль Никулло сочетал в себе ревностный католицизм с верой в оккультизм и астрологию. Это довольно редкий пример подобного плана, так как католическая церковь до сих пор резко осуждает увлечение оккультными науками. Мы не знаем, как складывались отношения аббата Никулло с его, так сказать, церковным начальством. Однако характер его книги заставляет предположить, что в своих воззрениях аббат придерживался отнюдь не традиционных заповедей.

Никулло мечет громы и молнии в адрес "франк-масонских" и еврейских "предателей", оскверняющих истинные христианские святыни французского народа. Крайне отрицательно Никулло относится и к тогдашнему президенту Франции лотарингцу Раймону Пуанкаре, недвусмысленно намекая на его зависимость от масонских кругов. Франция гибнет, задыхаясь под тяжестью еврейско-масонской плутократии, сетует Никулло. Церковь предана забвению.

Впрочем, радует читателя аббат, ещё не всё потеряно; Нострадамус, по его мнению, предсказывает это со всей определённостью. "Когда этот лотаринтец, во время последнего года своего правления, будет обороняться против восстания, которое охватит даже Елисейский дворец, кардинал, посланник Рима, после этого переворота утвердит в качестве короля юного вандомского принца". Таким образом, речь идёт о реставрации монархии во Франции - и не менее того. Грядущий король Франции, Генрих Счастливый, будет потомком Генриха IV и принадлежать к роду Бурбонов. Родина его - Бельгия.

Нет ничего удивительного в том, что во Франции первой четверти XX в. выходила литература монархической направленности. Не стоит также воспринимать писания аббата Никулло как странности чудака-монархиста. Его убеждения полностью совпадают с доктриной Аксьон Франсез - ультраправой католической и роялистской организации, выражавшей кравшие националистические взгляды. Неизвестно, имел ли Ш.Никулло связи с этой организацией и её вдохновителями Ж.Банвиллем и Л.Доде; но в близости их воззрений нет сомнений. Ш.Морра, основатель Аксьон Франсез, был осуждён церковью только в 1926 г., и аббат Никулло с чистой совестью мог проповедовать подобные взгляды.

По мнению Никулло, реставрация монархии во Франции произойдёт в октябре 1921 г. Для вычисления этой даты он использовал знаменитое пророчество Нострадамуса о 73 годах и 7 месяцах, которое в наше время относят к распаду СССР. Исходной точкой для отсчёта Никулло принял весну 1848 г., года провозглашения Второй республики.

Безусловно, Никулло не считает будущее Европы безоблачным. Он уверенно рассказывает о грядущей мировой войне. Она, по его мнению, начнется с беспорядков в Италии, где народ свергнет короля, на смену которому придёт жестокий диктатор. Этот диктатор подвергнет католическую церковь неслыханным гонениям и втянет Европу в тяжёлую войну, имеющую религиозный характер. Франция сильно пострадает в ходе этой войны; однако, считает Никулло, Генрих V Счастливый, взойдя на трон, победит как внешних врагов, так и внутренних - прежде всего богопротивных франк-масонов.

Однако предоставим слово самому аббату Никулло.

"За год до итальянского конфликта

Германцы, Галлы, Испанцы сражаются за форт.

Падёт школа дом республики,

Где, за малым исключением, будут умершие от удушья.

 

Чуть позже, после недолгого интервала,

На море и на земле произойдёт большое смятение:

Ещё большей будет морская баталия,

Огонь, животные, которые потерпят больше всего.

(39 и 40 катрены II центурии)

Перед тем, как начнется итальянская война, в ходе которой германцы, галлы и испанцы объединятся в лигу из-за крепости - возможно, из-за римского вопроса (под германцами могут в равной степени подразумеваться Австрия и Германия), - некая школа, дом Республики... переживёт катастрофу, в которой многие люди найдут свою смерть. Чуть позже этого гибельного несчастья произойдут великие бои на земле и на море. Только конкретные события помогут объяснить последнюю строку... Мы надеемся на приближение весьма счастливого века, так как перед тем, как этот долгий век наступит, всё будет приведено в порядок. Состояние франк-масонов сильно изменится. Они не найдут более желающих вступать в их ряды, в противоположность тому, что происходило ранее, когда все карьеристы устремлялись в масонские ложи".

Таким образом, Никулло утверждает, что война будет развязана масонами, избравшими Италию в качестве своего дьявольского орудия; с другой стороны, выступят Франция, Германия и Испания. Абсурдность подобных утверждений настолько очевидна, что остаётся только удивляться, как Никулло мог в 1914 (!) году писать такие вещи.

Пророчества Никулло сильно напоминают прогнозы бравого солдата Швейка, сделанные после убийства эрцгерцога Фердинанда: "Война с турками непременно должна быть... Сербия и Россия в этой войне нам помогут... Может статься... что на нас в случае войны с Турцией нападут немцы... Но мы можем заключить союз с Францией... и всё пойдет как по маслу. Война будет, больше я вам ничего не скажу". Очевидно, Никулло, как и Швейк, не получил в своё время должного дипломатического (и исторического) образования.

Узость взглядов Никулло, за своими роялистскими устремлениями не разглядевшего подлинную расстановку сил на мировой арене, отнюдь не помешала его популярности. Уже после того, как стало ясно, что его предсказания сбылись с точностью "до наоборот", книга продолжала раскупаться и получала самые хвалебные отклики. Очевидно, однако, что воззрения аббата во многом совпали с чаяниями широких слоев французского общества, охваченного националистическим угаром в начале Первой мировой войны, хотя доктрина Аксьон Франсез в чистом виде и не была столь популярна.

Удивителен успех книги Никулло в России, где его труд до сих пор считается обстоятельным и серьёзным. Речь идёт, конечно, прежде всего об исторической части книги, однако она тоже в полной мере продиктована его роялистскими воззрениями и не очень убедительна. О России Никулло почти не говорит и тем более не пытается предугдать её роль в будущем Европы.

Во время Первой мировой воины о Нострадамусе писали очень мало. В Европе вышло очень немного книг, посвященных трудам салонского пророка. В основном они трактовали ряд катренов применительно к битвам Первой мировой войны. Будущее воспринималось авторами в свете непременной победы той или иной коалиции (в зависимости от места выхода книги).

Однако после войны начался настоящий бум литературы о Нострадамусе, положивший начало "эпохе Нострадамуса" в XX в. С 1918 по 1939 гг. только на трех основных европейских языках (английском, французском и немецком) вышло огромное количество нострадамоведческих книг, причём многие из них многократно переиздавались.

Особенно популярным Нострадамус и его пророчества стали в Германии, где зародилось даже отдельное направление нострадамовдения. Нечто подобное наблюдалось и во Франции, где продолжали выходить работы традиционного характера.

Наиболее важным событием в послужном списке межвоенного нострадамоведения можно назвать "завоевание" России. Одной из первых работ о Нострадамусе, опубликованной на русском языке, стала статья теолога и историка Льва Платоновича. Карсавина "О свободе", напечатанная в 1922 г. в журнале Петербургского философского общества "Мысль".

Л.П.Карсавин поднимает фундаментальный вопрос, рано или поздно встающий перед каждым исследователем явления пророчества вообще и прорицаний Нострадамуса в частности. Существует ли будущее? Как известно, церковь даёт отрицательный ответ. Каждый человек творит своё будущее совокупностью поступков. С этой точки зрения утверждения о предопределении глубоко ошибочны и даже греховны, будущее целиком в руках Создателя и зависит от поведения отдельных людей и целых народов. Знать же будущее не дано практически никому, кроме избранных. Сатана тоже будущего не знает, он может лишь случайно угадывать его. Соответственно Нострадамус - либо шарлатан, либо лжепророк. Он ведь не имел духовного сана.

Интересно, что все крупные современные религии в той или иной степени отвергают идею предопределённости. Ислам, например, утверждает, что только в вере человек может обрести подлинную свободу, и любые знамения совершаются избранными пророками только по воле Господа: "Терпи же! Поистине, обещание Аллаха - истина: либо мы покажем тебе часть того, что обещаем, либо упокоим тебя, и к нам они вернутся. Мы посылали посланников до тебя; о некоторых Мы рассказали тебе, о других не рассказывали. Никакому посланнику не подобало производить знамение, иначе как с соизволения Аллаха" (Коран, 40:77-78). Иудаисты считают, что Господь освободил свой народ от влияния звёзд и планет, и поэтому увлечение астрологией - пустая трата времени. Буддисты, использующие понятие Кармы, широко используют астрологические знания. Карма же зависит от каждого человека, и неизбежным какое-либо событие становится только после завязывания самим человеком кармического узла.

Л.П.Карсавин, однако, подходит к вопросу не с точки зрения церкви, но с точки зрения веры. "Религия ссылается на случаи пророчеств и видения будущего; она допускает и утверждает данность его святым... Но раз дан во всей конкретности хотя бы один момент будущего, надо допустить, что дано всё будущее, все его моменты... Разрушительные для "свободы воли" выводы очевидны". Затем Карсавин приводит несколько документально подтвержденных случаев пророчеств (преимущественно сделанных медиумами в состоянии гипнотического транса). Доказав таким образом, что пророчество - не шарлатанство и не заблуждение, учёный приступает к рассказу о Нострадамусе и анализирует 9 сбывшихся, по его мнению, катренов.

Карсавин придерживается точки зрения, согласно которой Нострадамус мог видеть грядущие события в некоем подобии сомнамбулического сна, не теряя, однако, связи с окружающим миром. Даты же Нострадамус мог уточнить с помощью астрологических вычислений.

Французский прорицатель, считает Карсавин, мог видеть и собственное будущее, но не мог на него повлиять, так как оно, как и любое будущее, предопределено и изменению не подлежит.

Статья Л. П.Карсавина сыграла колоссальную роль. В определённом смысле её можно назвать первой русской нострадамоведческой работой. Напомним, что в те годы не было ещё русского перевода "Пророчеств". Статья открыла для русского думающего читателя имя и творчество "Михаила Нострадамуса", как называет его автор. Учёный определяет главный вопрос, главную тайну пророка - каким образом он видел грядущее?

Выводы Карсавина не бесспорны. Неубедительно сравнение с современными ему медиумами и ясновидцами. Ведь последние могли предсказыватв, как сообщает сам автор, не более чем на несколько лет вперёд. Нострадамус же предсказал будущее Европы до 3737 г., т.е. до ХХХVIII в. Не совсем ясна в концепции Л.П.Карсавина и предполагаемая роль астрологии, так как в рапоряжении Нострадамуса не было планетных таблиц на 2200 лет вперёд - собственно, таких таблиц нет и сейчас.

Но философский вывод Л.П. Карсавина весьма важен - будущее существует. "Будущее усматривается не как возможность или одна из возможностей. Ясновидение не догадка, а именно видение, самое ясное, полное и отчётливое, такое же, за исключением относимости его к будущему, как и видение прошлого". Конечно, Л.П.Карсавин не пытается моделировать будущее - он исследует феномен. "Разгадать смысл этих катренов удаётся лишь "пост факта", но они от того своего значения не теряют".

Карсавин является представителем мистически-оккультного наравления в межвоенном нострадамоведении. Его работа имеет тесную связь с книгами германских нострадамоведов того времени - Вёльнера, Лоога и других, придававших большое значение "мистерии" Нострадамуса как визионера и медиума. Эта общность вполне понятна, если учесть определённое сходство в судьбе кайзеровской Германии и царской России после мировой войны. Развал империи, революции и мятежи, общая нестабильность толкали широкие круги интеллигенции в объятия мистики и оккультизма.

Короткий межвоенный период вообще ознаменовался расцветом оккультизма и в советской России, и в веймарской Германии. И так же в обеих странах оккультные школы были разгромлены. В начале 1920-х гг. в СССР вышла маленькая книжка, содержащая избранные катрены и отрывки из прозаических предсказаний Нострадамуса. Почти сразу же она была изъята из продажи и уничтожена. Этой книги в нашем распоряжении нет, как нет и её описания. В.Завалишин сообщает: "Когда в ежовщину мои родители, отец и мать, были арестованы, у них конфисковали небольшую книгу о Нострадамусе с переводом на русский катренов и фрагментов двух апокалипсисов, выпущенную в начале двадцатых годов. Книга эта была признана "антисоветским памфлетом под маской средневековой схоластики"". В 1929 г. начались массовые аресты и расстрелы представителей различных оккультных наук и организаций тамплиеров, спиритистов, хиромантов. В том же 1929 г. съезд советских астрологов был в полном составе арестован в Геленджике, а затем уничтожен физически. Нечто подобное происходило потом в гитлеровской Германии.

Ни один тоталитарный режим не в силах смириться с существованием людей, чьей специальностью является изучение сокровенных тайн мироздания и предсказание будущего. С такими людьми он расправляется в первую очередь. Монополия на пророчества остаётся только за правящей верхушкой ("пророчество" Н.С.Хрущева о торжестве коммунизма в СССР к 1980 г.)

Межвоенное нострадамоведение отчётливо разделяется на два направления,

которые укоренились в различных странах. Первое направление,

существовавшее в Германии (к нему примыкали и первые российские

исследователи), заостряло внимание прежде всего на методике

предсказания. Очевидно, причины этого нужно искать прежде всего в

особенностях общественного сознания Германии и в какой-то степени

России. Рост популярности мистики, столь свойственный германскому

обществу в межвоенный период, не мог не сказаться на отношении к

Нострадамусу. Салонский прорицатель в этом направлении - космополит,

увлечённый постижением загадок оккультного мира. Его "Пророчества"

были опубликованы им в порядке "обмена опытом" с грядущими

поколениями, которым, может быть, удастся эти тайны разгадать.

 

Вторая группа нострадамоведов (в первую очередь во Франции), наоборот,

воспринимала Нострадамуса как патриота, предупредившего свою родину о

грядущих несчастьях (интересно, что этот же образ прорицателя

появляется и в стихотворении Пьера Ронсара в XYI в.) Соответственно с

этим французские нострадамоведы видели свою задачу в расшифровке

предсказаний Нострадамуса применительно к будущей судьбе Франции.

Версия о скорой реставрации монархии во Франции с лёгкой руки аббата

Торне укоренилась среди французских исследователей, являясь

своеобразным показателем общественного сознания Франции 1920-30-х гг.

Очевидно, это свидетельствует не столько о монархизме французского

общества тех лет, сколько о недовольстве ими Третьей республикой, с её

чехардой министерств и постоянными сканадалами, связанными с

коррупцией. О гносеологических корнях пророчеств Нострадамуса эти

авторы предпочитали не рассуждать, либо говорили о них в самых общих

чертах.

 

Развитие этих направления нострадамоведения (к французским

специалистам позднее присоединились американцы) происходило в

межвоенный период, к которому, по мнению толкователей Нострадамуса,

относится 63 катрен I центурии:

 

Прошедшие бедствия уменьшили мир.

Долгое время - мир на незаселённых землях

Уверенно пройдет по воздуху, земле, морю и волнам,

Потом снова начнутся войны.

 

В 1938-39 гг., когда Вторая мировая воина была не за горами, в Париже

вышли две книги о Нострадамусе.

 

Первая - "Нострадамус. Пророк европейской истории" - была написала

русским эмигрантом Н.Гениным и принадлежала к русско-германскому

направлению в нострадамоведении. По форме она представляет собой

историкофилософское эссе, напоминая расширенную версию статьи

Л.П.Карсавина. В ней несколько сюжетных линий - биография

Нострадамуса, 1792 г. как год обновления века, и, наконец, жизнь

Наполеона 1 и судьба династии Бурбонов. Число катренов, отобранных

М.Гениным для своей работы, невелико, - всего 13.

 

Эссе М.Генина носит ярко выраженный апологетический характер; кроме

того, нельзя забывать, что рассчитана она была на русского читателя,

практически незнакомого с писаниями Нострадамуса.

 

Интересна позиция самого автора. Если Людовик XYI вызывает у него

безусловную симпатию и уважение, то Наполеон в его эссе выглядит

фигурой неоднозначной (палач Французского народа, незаконно

пробравшийся на трон), но в то же время трагической, глубоко

мистической и достойной сочувствия. Все абсолютные монархи - мистики,

считает М.Генин. Личность Нострадамуса вызывает у автора восхищение;

автор приписывает ему свои собственные монархические взгляды и

заостряет внимание читателя на благожелательном отношении к

прорицателю французских монархов.

 

М.Генин - интересный пример русского мистика с монархическими

убеждениями, выбравшего для выражения своих взглядов тему роли

Нострадамуса во французской истории.

 

В философско-мистической части своей книги М.Генин придерживается

воззрений немецких философов (в частности, И.Канта), согласно которым

прошлое, настоящее и будущее представляет собой единый поток. Как и

Л.П.Карсавин, он ссылается на факты и случаи ясновидения, пророческих

снов и видений. Подобно Карсавину, приходит к выводу о

предопределении, привлекая также концепции Льва Толстого: "Каждое

действие, кажущееся произвольным, в историческом смысле не

произвольно, а находится в связи со всем ходом истории и определенно

предвечно". Генин говорит, однако, что, если внешние события

предопределены самой сущностью грубого, материального мира, являясь

составной частью непрерывного процесса, то развитие внутреннего мира

индивидуума отнюдь не фатально. "Зтот внутренний мир, - считает

автор,- настолько бывает прекрасен, что лучшие из людей... лишались

жизни во вселенной, предопределённой временно и пространственно, с

целью сохранить независимый, а потому бессмертный и свободный, в

глубине своей сущности духовный мир.

 

Таким образом, по М. Генину, единственный выход из замкнутого круга

предопределения - смерть. В качестве примера он упоминает Христа и

Сократа. Но если человек хочет остаться свободным именно для жизни,

если у него нет возможности умереть красивой смертью, - что тогда?

Генин не даёт ответа на этот вопрос, упуская из виду, что, кроме

Сократа, Людовика XYI и Наполеона на земле существвали и существуют

десятки миллионов людей, обеспокоенных проблемой свободы воли и

судьбы.

 

Мрачный фатализм Максима Генина отразил то состояние глубокой

подавленности, в котором прерывали эмигрантские круги накануне Второй

мировой войны. Однако М.Генин не предпринимает попыток узнать по тем

же пророчествам Нострадамуса, что же ожидает Европу и Россию в течение

хотя бы нескольких ближайших лет.

 

Действительно, поколение М. Генина было потрясено ужасами Первой

мировой войны, с её аэропланами, отравляющими газами, массированными

артиллерийскими ударами. Они готовы были согласиться с тем, что

Нострадамус описывал именно эту войну в 64 катрене I центурии:

 

Покажется, будто ночью воссияет солнце,

Когда увидят свинообразных людей.

Шум, пение, битва, в небе будут видны бои,

И услышат рёв диких зверей.

 

Ещё больший удар по их мировоззрению нанесла революция, которую они

узнавали в 3 и 14 катренах I центурии:

 

Когда королевские носилки будут опрокинуты вихрем,

И лица будут скрыты плащами,

Республика потревожена новыми людьми.

Тогда белые и красные будут судить противоположно.

 

Песни, гимны и жалобы славянского народа,

Заключённого принцами и правителями в тюрьмы,

Будущие безголовые идиоты

Воспримут это божественные откровения.

 

После таких потрясений многим из них не оставалось ничего иного, как

вручить свои судьбы Творцу и согласиться с теорией предопределённости

(теория народной кармы ещё была малоизвестна).

 

Почти одновременно в Париже была выпущена работа П.Рошетайе

"Пророчества Нострадамуса; ключ к центуриям; его приложение к истории

Французской республики". "Ключ", предложенный Рошетайе, настолько

сложен, что понять его практически невозможно. Автор вычерчивает

сложный линии планетных траекторий, накладывая их затем на карту

Франции. Большую часть книги занимает подгонка истории Третьей

республики (вплоть до самых незначительных событий). На нескольких

последних страницах автор пытается, опираясь на свою систему,

предсказывать будущее страны.

 

Рошетайе утверждает, что в сентябре-октябре 1938 г. мир стоял на грани

войны, и только нечеловеческие усилия Чемберлена и Даладье спасли

Европу. Однако рано успокаиваться, говорит автор. За Чехословацким

кризисом последуют и другие, ещё более серьёзные. Рошетайе даже

называет их даты: 5 июня 1939 г., 31 января 1940 г., 10 мая 1941 г

Кризис 1940 г. будет самым опасным, а карта, которую он приводит,

весьма похожа на карту майско-июньской кампании 1940 г. (напомним, что

книга вышла в 1939 г.)

 

При этой Рошетайе отнюдь не представляет себя пламенным

республиканцем. При всём своём патриотизме он выражает взгляды,

сходные с концепциями Шарля Никулло. "Война 1914 года привела к

тяжёлой болезни

 

Третьей республики. Кто знает, может, и конец этого режима предрешен,

подобно смерти человека? И, может, он произойдёт по причине такого же

рода [как и война 1914-1916 гг. - А.П.], которая повлечёт за собой его

крах и замену его режимом, чьим символом является цветок лилии?

Символом, который будет начертан на небесах 4 мая 1944 года?.

 

Итак, речь опять идёт о восстановлении монархии. Рошетайе опирается на

пророчество о 73 годах и 7 месяцах применительно к Третьей республике.

Она была провозглашена 4 сентября 1870 г., и, прибавляя к этой дате

указанный срок, мы получим 4 апреля 1944 г. Но Рошетайе по причинам,

понятным только ему одному, добавляет ещё один месяц.

 

Таким образом, как и накануне Первою мировой войны, творчество

Нострадамуса становится орудием пропаганды, пусть и не

государственного масштаба. Рошетайе почти что приветствует войну, так

как она, по его мнению, будет способствовать столь милой его сердцу

Реставрации.

 

Итак, на примере межвоенного нострадамоведения мы видим столкновение

двух тенденций европейского общественного сознания -

фатальномистического и познавательно-рационалистического. Интересно,

что первого направления придерживались исследователи из тех стран, где

была установлена тоталитарная диктатура - России и Германии. Ни в коем

случае нельзя утверждать, что они служили как раз тоталитарным

устремлениям своих стран (М.Генин и Л.Карсавин - эмигранты). Напротив,

многие работы рационалистического направления выглядят агрессивно.

 

Итак, нострадамоведение стояло на распутье. Анализировать ли прошлое

или предсказывать будущее? Что должно доминировать в исследованиях

творчества Нострадамуса - мистика или рационализм? Наконец, должны ли

быть эти исследования популярными или носить узконаправленный

характер? Война помешала этим изысканиям. На смену науке пришла чистил

пропаганда.

 

Одной из самых занимательных страниц в истории мирового

нострадамоведения стало так называемое "дело Крафта". Речь идёт об

известном германском астрологе швейцарского происхождения Карле Крафте

(1900- 1945?), использовавшем свои астрологические знания для помощи

правящей верхушке нацистской Германии.

 

В конце ноября 1939 г. Магда Геббельс вбежала к мужу в кабинет с

пожелтевшей книжкой некоего Критцингера "Мистерии Солнца и Души".

Министр пропаганды с изумлением прочел в ней, что, согласно

предсказаниям средневекового астролога Нострадамуса, в 1939 г. мир

станет свидетелем самого значительного кризиса Британской империи за

всю её историю. Кризис этот будет вызван событиями в Польше.

 

Так оно и было в тот момент. Разгром Польши и начало Второй мировой

войны привели Британию к серьёзному кризису. Несмотря на "странную

войну", мало кто сомневался, особенно в Германии, что столкновения не

за горами. Нацистская пропаганда под руководством доктора Геббельса

постоянно твердила, что этот кризис будет последним и что дни

"буржуазной плутократии сочтены". Так что книга Критцингера была как

нельзя более кстати.

 

Сам Геббельс совершенно не разделял интереса Гитлера, Гиммлера и Гесса

к мистике вообще и к астрологии в частности. Но своё дело министра

пропаганды он знал прекрасно, и уже 4 декабря перепуганный доктор

Критцингер, тихий и порядочный человек, сидел в рабочем кабинете

Геббельса. Рейхсминистр напомнил доктору о книге и спросил, нет ли у

него "чего-нибудь ещё". "Меня интересует будущее,"- сказал Геббельс.

Критцингер объяснил, что сам он будущее не предсказывает и что книга

явилась плодом его увлечения писаниями древних пророков. Трактовку же

о 1939 годе он заимствовал из работы К.Лоога "Предсказания

Нострадамуса, вышедшей ещё раньше.

 

"Ну хорошо,- сказал Геббельс, - но, может, у вас есть

друзьяпредсказатели, которые могут что-нибудь сказать относительно

нынешней ситуации?" Критцингер вспомнил нескольких знакомых

астрологов, в том числе и некоего Зенгера, предсказавшего, что

премьер-министр Франции Э.Даладье в марте 1940 г. уйдёт в отставку.

"На основании чего он это предсказывает?" - удивился Геббельс. "На

основании данных гороскопа Даладье. Астрология может делать такие

выводы," - ответил Критцингер. "Нет, это слишком сложно. Мне нужен

Нострадамус. - отрезал Геббельс. - Может, вы сумеете выполнить эту

работу для меня?" Критцингер сослался на недостаток эрудиции и

посоветовал обратиться к Лоогу. У того действительно была объёмистая

рукопись, содержавшая первый полный перевод пророчеств Нострадамуса на

немецкий язык и комментарии к ним. Однако она носила чисто

академический характер и Геббельса не удовлетворила. Тогда Критцингер

вспомнил о Карле Крафте, который, как ему было известно, также

увлекался пророчествами Нострадамуса. Позднее доктор Критцингер жалел,

что порекомендовал Крафта Геббельсу, считая, что тем самым подписал

астрологу приговор.

 

После встреч с Критцингером Геббельс обратился в ведомство Гиммлера.

Оказалось, что Крафта там очень хорошо знают.

 

Карл Эрнст Крафт по образованию был статистиком и имел доступ к

архивам статистического управления Швейцарии, которыми пользовался при

разработке своих астрологических концепций. Теории Крафта были очень

популярны в кругах европейских астрологов. Ему, в частности,

принадлежит приоритет в установлении ряда правил астрологической

совместимости, которыми астрологи пользуются и сих пор, в том числе в

России. Помимо этого,Крафт изучал астрологоческую наследственность и

так называемую космотипию, а также статистику астрологии. До войны он

читал лекции в берлинском Биорадиологическом институте.

 

К.Крафт симпатизировал германскому фашизму и его вождям. В октябре

1939 г. Крафт направил А.Гитлеру письмо, в котором предупреждал, что в

период 7-10 ноября 1939 г. жизни фюрера будет угрожать опасность.

Естественно, письмо не дошло до адресата, а кочевало из отдела в отдел

РСХА. Действительно, 3 ноября 1939 г. в Мюнхене на фюрера было

совершено покушение. Гитлера спасло только то, что он покинул пивную

"Бюргербрау" за несколько минут до взрыва заложенной там бомбы. Семь

человек погибли, а 63 посетителя были ранены.

 

Любая инициатива в тоталитарном государстве наказуема, и Крафт был

вынужден провести несколько не очень приятных дней в Гестапо, которое

заподозрило его в причастности к покушению. Однако следователям нужна

была всё-таки правда, а не самооговор, и Крафту удалось доказать своё

алиби. Он был выпущен из тюрьмы безо всякого ущерба для своей

репутации.

 

Геббельс через своих сотрудников вышел на Крафта и предложил ему

возглавить большой пропагандистский проект. Речь шла о публикации

"Пророчеств" Нострадамуса с комментариями Крафта.

 

Конечно, Крафт с радостью согласился, так как для любого астролога

комментировать Нострадамуса считается делом необычайно престижным. Он

с воодушевлением принялся за дело. Очень скоро рукопись была готова.

Объём её составил 200 страниц.

 

Параллельно с подготовкой комментариев Крафт консультировал Гиммлера и

Шелленберга, готовивших тексты листовок, которые должны были

разбрасываться над территорией Франции во время грядущей войны. Как

известно, имя Нострадамуса в довоенной Европе пользовалось большим

авторитетом, который и предполагалось использовать в чисто

пропагандистских целях. Вот что пишет Вальтер Шелленберг в своих

"Мемуарах": "Примером того, как мы смогли направлять в нужном для нас

направлении поток беженцев в Северной Франции, а несколько позднее в

районе Парижа, является изготовленная нами невзрачная с виду брошюра,

содержащая мрачные прорицания средневекового астролога Нострадамуса.

Эта брошюра распространялась среди Французского населения через наших

агентов по радио и забрасывалась с самолётов. Мы выбрали те цитаты, в

которых Нострадамус предсказывал появление "машин, изрыгающих дым и

огонь", которые с грохотом будут пролетать над городами, неся ужас и

уничтожение людям. От себя мы добавили "пророчество" о том, что только

юг и юго-восток Франции спасутся от этих бедствий. После этого

охваченные паникой массы беженцев двинулись в подсказанном нами

направлении. Тем самым немецкие войска получили желаемую свободу

продвижения, тогда как коммуникации французской армии были

парализованы".

 

Такие пророчества у Нострадамуса действительно существуют. Без

сомнения, Шелленберг имеет в виду катрены 34 YI центурии и 7 III

центурии:

 

Машина летающего огня

Прибудет, чтобы тревожить великого вождя осажденных.

Внутри случится такое восстание,

Что покинутые будут в отчаянии.

 

Беженцы, пикирующий с неба огонь,

Грядущий конфликт дерущихся ворон.

С земли - крики о небесной помощи,

Когда агрессоры будут у стен.

 

Примерно тогда же Крафт отредактировал (или даже переписал заново)

некую книгу неизвестного автора о пророчествах Нострадамуса, якобы

указывающих на неизбежную победу Третьего рейха. Эта книга была издана

на нескольких языках и распространялась не только в Европе, но и в

Новом свете, а также... в Иране.

 

В декабре 1940 г. наконец была опубликовала книга Нострадамуса с

комментариями Крафта. Это было факсимильное издание типографии Риго

1568 г. Однако с комментариями вышла осечка. Ножницы цензора оставили

от 200 страниц всего ЗО страничек ин-октаво. Изуродованное

исследование, превращенное в пронацистский памфлет, помещалось в

карманчике, подклеенном к обложке. В этой брошюре, как и в упомянутых

книгах, были опубликованы "злободневные" трактовки избранных катренов

французского прорицателя.

 

В их числе был 94 катрен У центурии:

 

Войдут в состав Великой Германии

Брабант и Фландрия, Гент, Брюгге и Булонь.

Ложное перемирие. Великий князь Армении

Атакует Вену и Кельн.

 

Современные комментаторы считают этот катрен одним из самых удачных.

Действительно, в ХУ1 в. не было понятия "Великая Германия", да и

территории, указанные в предсказании, и так находились в составе

Священной Римской империи германского народа. Таким образом, здесь

можно увидеть косвенное указание на распад этой империи и попытку в

дальнейшем воссоздать её. К 1941 г. все эти земли были либо

оккупированы, либо аннексированы Германией. Слова "ложное перемирие"

соотносят с пактом о ненападения между СССР и Третьим рейхом. Великий

князь Армении - конечно, Сталин, говорят комментаторы; во времена

Нострадамуса всё христианское Закавказье именовалось Арменией. Вена

была взята штурмом советской армией в апреле 1945 г., а под Кельном

подразумевается Кёльн-на-Шпре, старое название Берлина.

 

Неизвестно, как Крафт сам воспринимал это предсказание. Однако в своей

трактовке он пошёл на, так сказать, военную хитрость, а на языке

научном - фальсификацию. Он изменил в слове "Армения" всего одну букву

- и получился Арминий, легендарный древнегерманский полководец. Всё

стало на свои места.

 

Другой катрен тоже весьма примечателен. Именно о нём шла речь в книге

Критцингера. Это 57 катрен III центурии:

 

Вы увидите, как семь раз изменится британский народ.

Тонет в крови на 290 году.

Франция - вовсе нет под германским нажимом.

Овен сомневается в своём бастарнийском полюсе.

 

Если отсчитывать от 1649 г., то получится как раз 1939 г. Однако

предсказание это слишком запутано. Так, Бастарния может быть и

Польшей, и Литвой, и Украиной. Овен управляет Англией, Германией,

Польшей, Австрией, Сирией и Палестиной (согласно астрологическим

представлениям времен Нострадамуса). Наконец, слово "нажим" (appuy)

можно перевести и как "поддержка", и тогда получается вообще Бог весть

что.

 

Крафт, естественно, был удручён усечением его комментариев. К тому же

книга вышла тиражом всего 299 экземпляров. И он пошёл на рискованный

шаг. В том же 1940 году он начал выпускать самиздатский 16-страничный

журнал "Нострадамур" и выпустил 2 номера общим тиражом 1100 экз.

фототипным методом. Таким же способом он размножал карточки с

трактовками катренов Нострадамуса (на карточку - по катрену). Почерк у

него был каллиграфический, поэтому потребности в наборе не было. В

отличие от листовок и памфлетов, содержание этих полулегальных

публикаций было строго научным.

 

Некоторое время Крафт жил спокойно, читая лекции о Нострадамусе и

распродавая жалкий тираж "Пророчеств" (по 30 марок за штуку). Однако

тучи над его головой сгущались. Астрологам запретили предсказывать

будущее и закрыли почти все астрологические журналы. Также была

запрещена публикация всего, что так или иначе связано с предсказаниями

Нострадамуса. В конце 1940 г. в Берлине было создано так называемое

Метафизическое общество под председательством отставного полковника

Конрада Шуппе. Общество собирало адреса и имена лиц, интересовавшихся

творчеством Нострадамуса. Это была явно провокационная организация,

имевшая задачу "прощупать" и взять на заметку любителей пророчеств.

 

Крафт, прекрасно понимая, что это значит, считал, что для него,

хорошего знакомого Гесса и Шелленберга, нет никакой опасности. Однако

10 мая 1941 г. произошла катастрофа. Заместитель Гитлера по НСДАП

Рудольф Гесс бежал на самолёте в Англию. Из всех руководителей

Германии Гесс, наравне с Гиммлером, наиболее активно занимался

астрологией, и в западной историографии существует достаточно

обоснованная версия, что именно увлечение астрологией толкнуло Гесса

на столь решительный шаг. К этому же выводу пришёл и В.Шелленберг,

расследовавший "дело Гесса", о чём он и сообщил в своих "Мемуарах"

(см. Приложение).

 

Под тем предлогом, что звездочёты заморочили голову Гессу, на

германских астрологов обрушились жестокие репрессии. Их арестовывали и

бросали в концлагеря.

 

В конце июня 1941 г. Крафт был арестован, обвинён в пособничестве

врагу и отправлен в лагерь. Его ещё несколько раз выпускали для

астрологических консультаций, после чего опять лишали свободы. В 1945

г. он погиб при невыясненных обстоятельствах в Бухенвальде.

 

Изучение обстоятельств "дела Крафта" позволяет сделать ряд важных

выводов о печальной участи общественного сознания в странах с крайне

тоталитарными режимами.

 

Под жёсткой диктатурой общественное мнение как независимое и свободное

явление существовать не может. Это понятно, так как аппарат

тоталитарного государства стремится установить абсолютный контроль над

обществом. Общественное сознание формируется аппаратом. Развеется,

такие попытки в той или иной форме предпринимаются во всех

государствах, но только в тоталитарных странах вмешательство в

информационное поле страны доходит до такой степени, как мы видим на

примере Германии, СССР и некоторых других государств.

 

Любой учёный, искренне пытающийся установить истину, неизбежно будет

сталкиваться с тоталитарным аппаратом. Ибо диктатуре его исследования

нужны до тех пор, пока они служат её интересам. А интересы, как

правило, меняются. Это также бросается в глаза на примере Крафта.

Гиммлеру и Геббельсу не нужна была истина; им была нужна пропаганда.

Франция проиграла войну, на очереди была Россия, где, как известно,

Нострадамуса не читали. Крафт выполнил свою задачу и должен был

исчезнуть.

 

С другой стороны, можно понять, что слабость тоталитарного

государства, - в его информационной самоизоляции. На любую пропаганду

можно ответить контрпропагандой. Под диктатурой не существует

независимого общественного сознания, и при определённых условиях любой

тоталитарный режим может оказаться колоссом на глиняных ногах.

 

Далее, проблема общественного сознания в тоталитарных странах крайне

зыбкая. Она всегда затянута флёром внешней дезинформации. По листовкам

и памфлетам мы не можем сделать выводов о том, как относилось

население Германии к пророчествам Нострадамуса в ту эпоху. Мы не можем

даже установить, верили ли сами составители этих изданий в пророческие

катрены.

 

Итак, ни один тоталитарный режим не интересуется общественным мнением.

Каким бы оно ни было, оно подлежит подавлению и подмене

пропагандистскими поделками. "Все как один", "Государство - это Я,

общественное мнение - это Мы". Под такими лозунгами происходит

развращение нации, которую отучают од мышления, т.е. от того, чем

человек отличается от животного. "Мыслетерапия" как неотъемлемая часть

тоталитарной диктатуры описана в романах Е.Замятина "Мы", Дж.Оруэлла

"1984", К.Бойе "Каллокаин" и многих других.

 

Наконец, на примере спекуляций вокруг "Пророчеств" видно, что

тоталитарная диктатура не остановится ни перед какой ложью для

достижения своих сиюминутных целей, чтобы затем забыть её, изъять из

библиотек, выражаясь фигурально.

 

Трагедия Крафта - это трагедия учёного, поступившего на службу к своим

заклятым врагам, - палачам общественного сознания.

 

Достоин также внимания тот факт, что, запретив астрологию, нацистская

верхушка Германии продолжала консультироваться у звездочётов. Себе они

это разрешали. Согласно частному сообщению С.Вронского, ему в 1970-е

гг. доводилось давать астрологические консультации кремлёвскому

руководству относительно возможной войны с КНР и по другим вопросам.

Если это не мистификация, то сама собой напрашивается параллель с

Германией - ведь в СССР астрология тоже была запрещена.

 

Представляется занятным, что неутомимо нострадамоведы наших дней

нашли у Нострадамуса пророчество, указывающее, по их мнению, на

"дело Крафта". Это 36 катрен II центурии:

 

Письмена великого Пророка будут взяты

И попадут в руки Тирана.

Он станет обманывать своего Короля,

Но это хищение скоро его смутит.

 

И в самом деле: Германия ведь не выиграла войну!

 

Отголоски общественного восприятия творчества Нострадамуса в

оккупированных странах мы находим в работе В.Завалишина: "Мы знаем,

что Нострадамус приобретал исключительную популярность среди жертв

тоталитарных режимов: фрагменты "Центурии" в устной передаче

производили неизгладимее впечатление в еврейских гетто времён Гитлера

и в нацистских концлагерях. Недаром о Нострадамусе слагались легенды,

что он встаёт из гроба и смешивается с толпой ведомых на расстрел

евреев с Давидовыми звёздами на спинах. Нострадамуса узнают по тому,

что его не берут ни пуля, ни граната. Все падают, а он остаётся

невредим и грозит палачам отмщением". Эти волнующие строки - пожалуй,

единственное свидетельство подобного рода.

 

Пронацистские памфлеты о Нострадамусе выходили даже в Югославии. Так,

в 1940 г. в Белграде была издана книга анонимного автора под названием

"Пророчества Нострадамуса". Она также была призвана навязать читателю

мысль о неизбежной победе стран "оси". В частности, в ней сообщается о

скором крушении СССР и реставрации монархии во Франции в том же 1944

г. Естественно, анонимный автор ищет в "Пророчествах" указания на

судьбу Югославии - и находит их. "В 1999 г. жёлтая раса вторгнется в

Европу... королевские войска Югославии вступят в бой... и отразят

нападение, покрыв себя неувядаемой славой". Как говорится, комментарии

излишни.

 

В оккупированных странах публикации о Нострадамусе были запрещены.

Так, власти вишистской Франции запретили издание труды

нострадамоведов"рационалистов" Фонбрюна и Пюира. Только в 1942 г. в

"Арльском журнале" вышла работа Э.Леруа "Об одном катрене

Нострадамуса". Работа носит ярко выраженный очернительский характер и

призвана дискредитировать Нострадамуса. Автор сообщает, что

прорицатель был на самом деле алкоголиком, и все его пророчества -

пьяные галлюцинации, записанные и опубликованные. Родители же

Нострадамуса были ростовщиками, грабившими честных тружеников.

Характер работы позволяет заподозрить Леруа в антисемитизме (не будем

забывать о еврейском происхождении предсказателя).

 

Даже в нейтральной Швейцарии публикация трудов Нострадамуса

наталкивалась на препоны цензуры. В 1940 г. в Женеве была издана

книга, содержащая репринтное воспроизведение "Пророчеств", изданных в

1649 г. в Руане. Это именно репринт, а не факсимиле, - книга заново

набрана новым шрифтом, но с сохранением всех особенностей оригинала.

"Пророчества" не сопровождались комментариями и даже не были

переведены на современный французский язык! В таком виде книга

представляла интерес разве что для специалистов. Однако на последней

странице была помещена заметка издателя, в которой сообщалось: "Нам не

удалось получить необходимого разрешения ни на публикацию

комментариев, ни на перевод на современный французских язык". Эллик

Хоу, изучавшая судьбу произведений Нострадамуса во время Второй

мировой войны, сообщает, что германские власти приложили немало

усилий, чтобы издатель не получил этого разрешения. Очевидно, дело не

в том, что нацисты не хотели, чтобы швейцарцы читали аннотированного

Нострадамуса; просто была велика вероятность того, что книга из

нейтральной Швейцарии попадёт в Германию или во Францию.

 

Британские власти на полном серьёзе отнеслись к использованию

пророчеств Нострадамуса германском спецслужбами. Была выделена большая

сумма денег на контрпропагандистский маневр. Луи де Воль (Людвиг фон

Воль), эмигрант, астролог, возглавил этот проект.

 

Де Воль подготовил и издал листовки и памфлеты на манер германских.

Некоторые из них даже имели поддельные выходные данные,

свидетельствовавшие о том, что они якобы изданы в Германии. Эти

издания распространялись в Германии и в оккупированной Европе. Де Воль

также занимался фальсификациями и подтасовками, сочиняя от имени

Нострадамуса невиданные пророчества о скором падении Третьего рейха.

Однако он использовал ряд подлинных катренов, в первую очередь так

называемые "катрены Гистера", которые действительно принадлежат перу

самого Нострадамуса. Приведём их без комментариев.

 

24 катрен II центурии:

 

Звери, дикие от голода, форсируют реки.

Большая часть земли будет против Гистера.

В железную клетку посадят великого,

Когда дитя Германии будет оставлено без надзора.

 

68 катрен IY центурии:

 

В очень близком месте, не сильно удалённом от Венеры,

Двое самых великих из Азии и Африки,

С Рейна, тот, кого будут звать Гистер, придут,

Крики, плач на Мальте и на лигурийском берегу.

 

29 катрен У центурии:

 

Свобода не будет вновь обретена.

Её захватит чёрный, гордый, мерзкий, беззаконный.

Когда материя для папы будет соткана

Гистером, республика Венеция рассержена.

 

Неподтвержденная легенда гласит, что Гитлер очень испугался, прочитав

первый из этих катренов, и до самого конца войны боялся, что, в случае

его пленения, союзники будут возить его в железной клетке на потеху

публике.

 

В США во время войны вышло несколько книг о Нострадамусе, и многие из

них откровенно прогерманского содержания (автор их укрылся за

псведонимом Norab). Очевидно, это был очередною эпизод вокруг борьбы

за вступление США в войну. Пронацистские толкования ненавязчиво

внушали мысль о неизбежности торжества нацизма и бессмысленности войны

США против Германии. Как правило, эти издания были выполнены на очень

низком уровне. После вступления США в войну они перестали выходить.

 

Однако картина американского нострадамоведения была бы неполной, если

бы мы не упомянули о большой работе Лии Мак-Кенн "Нострадамус:

человек, который видел сквозь время". Прежде всего это исторический

труд, написанный в популярной форме: большую часть его объёма занимает

биография Нострадамуса. Затем следует историческая часть -

предсказания о Людовике Х1У, Наполеоне и т.д. Весьма примечателен

взгляд Мак-Кенн на будущее. Гитлер, сообщает она, будет свергнут в

результате революции в Германии, которая произойдёт в 1944, а может

быть, и в 1947 г. В любом случае, говорит автор, ситуация в Европе

стабилизируется к 1953 г. И вот тогда-то на французский престол

взойдёт герцог де Гиз под именем Генриха Y...

 

Итак, у Франции, согласно толкователям Нострадамуса, в XX в. было

несколько возможностей восстановления монархии: в 1921, 1944 и 1953

гг. Сегодняшние комментаторы утверждают: нет, это произойдёт либо в

1999, либо в 2025 гг. Что ж, до сегодняшнего дня Франция не жалела об

утраченных возможностях.

 

Итак, в европейском нострадамоведении 1914-1945 гг. можно условно

выделить три направления, соответствующих разным срезам общественного

сознания.

 

Первое - оккультно-мистическое (Лоог, Критцингер, М.Генин, Л.Карсавин

и другие). Представители этого направления пытались разобраться в

личности Нострадамуса, определить причины, заставившие его взяться за

перо, а также раскрыть его метод предсказания. Конечно, будущее их

тоже занимало, но не в такой степени, как прошлое.

 

Второе направление - познавательно-рационалистическое (Мак-Кенн,

Рошетайе, Фонбрюн, Пюир и другие). Эти авторы пытались спрогнозировать

будущее, и с этой целью они внимательно издали жизнь Нострадамуса и

его наследие. Как известно, прогнозы этих авторов в основном не

сбывались.

 

Наконец, третье направление было порочено спецификой эпохи. К нему

принадлежали Шарль Никулло, Карл Крафт, Луи де Воль и другие. Это

направление модно назвать пропагандистском. Конечно, научная или

оккультная ценность пророчеств Нострадамуса занимала в этом

направлении последнее место. Своей целью оно ставило воздействовать на

общественное сознание, поместить его в прокрустово ложе сиюминутных

потребностей пропаганды. Наиболее ярко оно проявило себя в Германии.

 

Но самым примечательным, безусловно, является сам факт незримого

участия Нострадамуса в мировых войнах. Это свидетельствует о

значительной роли, которую его пророчества играли в европейском

общественном сознании первой половины XX в. Развитие нострадамоведения

в эти годы подготовило послевоенный взлёт популярности "письмён

великого Пророка". Вот что сообщает по этому поводу В.Завалишин:

"Джеймс Лавер... вспоминает, что он понял, кто такой Нострадамус,

когда стал читать его "Центурии" в глубоком подвале, переживая

массированный налёт нацистских самолётов на Лондон в самом начале

войны.. И я полагаю, что большая часть почитателей Нострадамуса - а их

на свете десятки тысяч - заново открыло "Центурии".... именно в

грозовой обстановке".

 

Вот именно.

 

 

Приложение 1.

 

"Дело Гесса" в "Мемуарах" В.Шелленберга.

 

"...по данным разведки было установлено, что Гесс поддерживал прочные

связи с астрологами, ясновидцами, гипнотизёрами и сторонниками

естественной медицины, и что его полёт был совершен в соответствии с

расчётами астрологов. После этого массовые аресты, проводившиеся

Мюллером, захватили и этих людей. Я только крутил головой. Разве не

было достаточно известно заранее, что Гесс испытывает особую слабость

к подобного рода вещам, носящую, по мнению, специалистов,

патологический характер? И тот факт, что Гитлер до того времени

проявлял некоторый интерес к астрологии, был намеренно обойдён. (После

исчезновения своего заместителя его склонность к астрологии сменилась

бескомпромиссным отрицанием, и с тех пор астрология решительно

преследовалась).

 

...Довольно часто Гейдрих в разговорах со мной сетовал на то, что

Гиммпер снова в том или ином деле проявляет колебания из-за того, что

чересчур доверяет своему гороскопу. Я слышал, как в одном телефонном

разговоре с Гиммлером после случая с Гессом Гейдрих сказал буквально

следующее: "Одного, рейсфюрер, заботят звёзды на погонах, другого -

звёзды на небе. Напрашивается вопрос - какие звёзды лучше

помогают?"...

 

...Англичане разрешили переписку в ограниченных масштабах... Гесс

постоянно цитировал высказывания древних прорицателей и предсказания

провидцев. При этом он ссылался на ранее составленные гороскопы,

предсказания которых подтверждают, по его мнению, его личная судьба,

судьба его семьи и всей Германии. Его жена трогательно соглашалась с

ним в своих письмах, несмотря на весь практицизм своих взглядов на

жизнь".

 

Шелленберг В. Мемуары. - М. ,1991. - С. 143-144.

006112