Алексей Пензенский

ОБ ОДНОМ КАТРЕНЕ НОСТРАДАМУСА

конец света откладывается на неопределенный срок - 2



 


Двадцатый век на исходе. Часы стремительно отсчитывают последние минуты уходящего столетия. И наш мир словно боится отстать от этих часов, - как будто от того, что он успеет за последние месяцы века, зависит его благополучие в грядущем тысячелетии. И, как всегда, эта спешка сопровождается разрушениями. Рост числа ядерных держав, взрывы насилия в некогда самых спокойных регионах мира, - вот что стоит за скупой формулой "динамизация исторического процесса".

Тут нет ничего нового. В конце каждого века люди торопятся решить свои проблемы, не отдавая себе отчета в том, что поспешностью можно только навредить будущим поколениям. Наступая на одни и те же грабли, человечество падает, встает, чтобы с новыми силами приняться за улучшение мира. Так было испокон веков и всегда, всегда будет так.

В то же время конец XX века окрашен в совсем иные тона. Помимо прочего, дополнительный колорит нашему времени придает пророчество более чем 400-летней давности, вышедшее из-под пера Мишеля Нострадамуса (1503-1566). Речь идет о катрене (четверостишии) X центурии:

Год 1999, седьмой месяц,
С неба придет великий король ужаса,
[Чтобы] воскресить великого правителя Анголмуа,
[И] до и после Марса править счастливо.

Нам уже приходилось отмечать удивительный факт - за четыре с лишним столетия, прошедших со дня публикации "Пророчеств магистра Мишеля Нострадамуса", их актуальность нисколько не уменьшалась. На предсказании же о 1999 годе с течением времени все больше и больше исследователей сосредотачивали свое внимание. Оно и понятно - чем ближе к дате реализации пророчества, тем больший интерес оно вызывает. Ни одна популярная книга о Нострадамусе, выходящая в наше время, не обходится без упоминания о нем.

В общем, как нам кажется, популярность этого предсказания объяснить достаточно просто. Гораздо проще, чем смысл и значение самого катрена.

Авторы популярных опусов о Нострадамусе (назвать эти творения книгами просто не поворачивается язык) в полном смысле слова сорвались с цепи. От имени знаменитого провансальца они пугают нас нашествием из Азии; они сулят всемирную космическую катастрофу; они угрожают нам ядерной войной. Сваливая в одну кучу безбожно перевранную Каббалу, легенду о Великом монархе и пророчество св. Малахии, эти "исследователи" трубят на весь белый свет, о том, что его (света) дни сочтены и скоро, скоро (а именно летом 1999 года) на Землю придет Антихрист. Он будет араб (или русский, неважно, главное, что не англосакс), у него будут ядерные ракеты, погибнет масса народу! Так говорил Нострадамус! Спешите видеть, уважаемые господа! Занимайте места поудобнее, чтобы не пропустить ни одного кадра из захватывающего блокбастера "1999 год, седьмой месяц"!

Огромная масса этих сочинений печатается в США, где в силу традиций принято "делать деньги" - как бы помягче выразиться - всеми доступными способами, в том числе и на человеческом горе и страхе. Гибель "Титаника"? Фильм, пластинка, сувениры - чистая прибыль в 20 миллионов долларов. Вторжение пришельцев? Еще столько же. Гибель мира? Еще два раза по столько. А мы, по простоте душевной принимающие глицериновые слезы за подлинные, хватаем все без разбору, - нам это как воронам песок склевать, еще потолкаемся, только хлебушком примани… Спрос рождает предложение, голоса специалистов тонут в общем истерическом крике - "Завтра конец света!" - и треске кассовых аппаратов. Все уверены в том, что конец света в 1999 году непременно будет; расходятся лишь в деталях. Впрочем, время от времени кто-то гордо заявляет: "А я не верю ни в астрологию, ни в пророчества Нострадамуса!". Его никто не слушает, да и он сам, похоже, не очень уверен в своих словах.

Пару лет назад я был одним из гостей передачи некоей радиостанции. Вторым гостем был очень известный политик - назовем его В.В. Тема передачи в устах ведущего звучала примерно так: коли завтра - конец света, к чему политикой? Дискуссия неожиданно получилась весьма интересной, но речь сейчас не об этом. Меня поразило, что В.В. (а это политик, очень чуткий к чаяниям массы) ни на минуту не усомнился в самой правомерности постановки вопроса. Не удивился, не возмутился, - мол, что это такое вы говорите, да какой конец света, хватит, в конце концов, пугать людей… Из чего сам собой напрашивается вывод: мы - осознанно или нет - сами хотим и (или) ждем этого конца света. Мы видим, что планета в кризисе. И кризис этот охватил всю Европу, всю Азию и Америку. Должен же быть какой-то выход - думаем мы. А выход большинство видит только один - чтобы кто-то пришел и погасил наконец свет. Ибо в будущем не видно ничего, кроме хаоса. Как сказал канадский поэт Леонард Коэн (Leonard Cohen) в 1992 году -

Верни мне Берлинскую стену,
Верни мне Сталина и святого Павла, -
Я видел будущее, брат, - это убийство.

Однако жизнь все-таки продолжается, а вся эта вакханалия не проходит даром для человеческой психики. Постоянное ожидание зловещего лета камнем лежит на душах миллионов людей. Они не читали Нострадамуса в подлиннике, - у них нет на это времени, они слишком заняты борьбой за существование. И в этой борьбе авторы и издатели популярной литературы наносят им удар под дых. Я не думаю, что речь идет о целенаправленных усилиях; просто таковы законы рынка. В конце концов, публика получает именно то, чего хочет. Но всегда ли удовлетворение желаний массы идет ей на пользу? Вопрос риторический.

Попробуем разочаровать исстрадавшуюся публику. Вспомним бессмертного Швейка, который на вопрос о том, скоро ли конец света, резонно ответил, что сперва он должен его увидеть, этот конец. Вспомним и слова самого Нострадамуса о том, что найдутся люди, которые припишут ему то, чего он не говорил. Что же на самом деле сказал Нострадамус? внимательно Давайте обратимся к первоисточнику и рассмотрим знаменитое пророчество под увеличительным стеклом исторического анализа.

Вот как выглядит этот текст на французском языке:

L'an mil neuf cens nonante neuf sept mois,
Du ciel viendra vn grand Roy d'effrayeur:
Resusciter le grand Roy d'Angolmois,
Auant apres Mars regner par bonheur.

Что апокалиптического в этом катрене? Ровным счетом ничего, если не считать второй строки - "С неба придет великий король ужаса". Однако любой знаток французского языка после некоторых раздумий согласится с тем, что вышеприведенный перевод очень приблизителен.

Начнем с того, что roy (в современном написании - roi) означает не только короля, но вообще правителя. (Вспомним, например, как в России того же XVI в. говорили о "собаке крымском царе", хотя тот был вовсе не царь, но хан). "Страшный" же эпитет - "Roy d'effrayeur" - "король ужаса" также неоднозначен. Вполне возможно, что на самом изначально это слово выглядело как Roy defrayeur ("Король-искупитель"). Это предположение не выглядит фантастичным, если учесть, сколько явных ошибок и опечаток вкралось в текст Нострадамуса (это было неизбежно - общий уровень типографского набора того времени был невысок, а пророчества Нострадамуса переполнены трудной для наборщика лексикой). Да и исходный вариант - grand Roy d'effrayeur - звучит для французского уха не столь ужасно. Можно перевести его и как "король, внушающий испуг".

Итак, что у нас получается?

[В] седьмом месяце 1999 года
С неба придет великий правитель ужаса,
[Чтобы] воскресить великого правителя Анголмуа
[И] до и после Марса править счастливо.

К первой строке мы еще вернемся, а сейчас сосредоточимся на третьей, в которой, по нашему убеждению, сосредоточен весь смысл пророчества. Кто такой "великий король Анголмуа"? Зарубежные исследователи (прежде всего американские) утверждают, что Angolmois - не что иное, как анаграмма Mongolois ("монгольский") и на этом основании делают вывод о появлении на рубеже столетий нового Чингисхана - жестокого и удачливого завоевателя, от которого всему миру придется несладко. Некоторые авторы примешивают сюда Китай, Индию и Россию. Я не собираюсь подробно останавливаться на этой гипотезе - ее абсурдность (так же, как и политическая ангажированность) очевидна. Замечу лишь вскользь, что слова mongolois во французском языке нет и не было. Есть два слова для обозначения этого понятия - mongolien и mongolique, первое из которых употреблялось в старые времена.

На самом же деле Angolmois - это механическая смесь слов Angoumois и Angouleme. Ангумуа, или графство Ангулемское - регион Франции. Известен он коньяком, родиной которого является (город Коньяк находится в Ангумуа). Однако Ангулем знаменит не только своим замечательным напитком. На этой земле увидел свет один из замечательнейших людей своего времени. По странному совпадению, он был королем и современником Нострадамуса.

Франциск Орлеанский Валуа, граф Ангулемский и герцог Савойский, родился в Коньяке 12 сентября 1494 года. На 1515 году под престол он взошел в именем Франциска I. Он был очень деятельным и противоречивым монархом. Среди его деяний - продолжение опустошительных и, по большому счету, бессмысленных итальянских войн, - и в то же время именно он положил им конец. Франциск преследовал протестантов - и объединялся с лютеранской Германией для борьбы с экспансией католической Австрии. В этих же целях Франциск вступил в союз даже с Оттоманской империей; турецкие военные корабли, появившиеся во французских портах, вызывали сильное изумление и даже недовольство у добропорядочных католиков. Он заключил "вечный мир" со швейцарскими кантонами - и преследовал гугенотов внутри страны. Он изо всех сил пытался укрепить державу - и после его кончины в 1547 году Франция начала расползаться по швам. Наконец, на войне Франциск I был пленен - и парижане всем миром собирали деньги на выкуп монарха, поставив, ему, однако, условие, чтобы тот отныне жил в Париже, а не в других резиденциях. Словом, как завоеватель это был тот еще король - словно сама судьба говорила ему об эфемерности военной славы и тщетности попыток навести в мире порядок manus militari (военной рукой).

Но современники - и, разумеется, потомки (хотя этот король подзабыт; так, в Париже я не видел ни одного его памятника) - чтят Франциска не за его военные удачи и просчеты. Молодой и прогрессивный король взошел на престол через 32 года после смерти жестокого тирана Людовика XI (кстати, забавное - и не единственное - совпадение с вехами биографии М.Горбачева). Колоссальная заслуга Франциска в том, что он открыл двери страны свободолюбивому и гуманистическому духу итальянского Возрождения, способствуя распространению его идеологии не только во Франции, но и во всей Европе. Добрый монарх фактически спас от церковных преследований великого писателя Франсуа Рабле, собрал при своем дворе массу поэтов и живописцев, прежде всего итальянского происхождения. История никогда не забудет того теплого приема, который Франциск I оказал великому Леонардо да Винчи. При этом он не вмешивался в дела людей искусства, не указывал, что и как следует писать; впрочем, подобный диктат более свойствен нашему "просвещенному" веку… Франциск также придал французскому языку статус официального (вместо латыни), основал государственную типографию и Коллеж.

В Лувре есть два портрета Франциска I. Первый - официальный, "для истории", принадлежащий кисти Ж.Клуэ:

Он выполнен в классической средневековой манере - в три четверти, благородный удлиненный нос, ни единой живинки в лице; невозможно понять, о чем думает монарх. Лишь орден св. Михаила на груди символизирует торжество разума и просвещения над тьмой невежества и злобы.

Но стоит взглянуть на второй портрет, принадлежащий кисти Тициана (к сожалению, файла с этим портретом у меня нет), как отпадает всякая в потребность в знании "орденской символики" той эпохи. На картине великого итальянца изображен профиль жизнерадостного, открытого человека, лицо которого озарено широкой раблезианской улыбкой. Он того и гляди рассмеется, - но не позволяет этикет. Настроение портрета (кстати, он находится в двух шагах от "Джоконды" Леонардо) настолько сильно, что передается зрителю и сейчас, спустя пять столетий! Нет, сомнений быть не может: он - монарх с  человеческим лицом, явление совершенно немыслимое в прежние времена. Франциска I, надо сказать, такое толкование его личности вполне устраивало, - ведь этот портрет он заказал Тициану лично и, судя по всему, остался доволен его работой.

Читатель, сведущий в астрологии, может посмотреть гороскоп Франциска I:
 

Стоит обратить внимание на Луну в Водолее на MC (внутренняя терпимость, играющая определяющую роль в жизненного выбора) в противостоянии к неточному соединению Марса и Венеры во Льве (вот она, страсть к завоеваниям, легко переключающаяся на страсть к искусству!). В Водолее находится также Уран, неизвестный астрологам XVI в. Однако, думается, главная конфигурация - тройное соединение Юпитера, Солнца и Верхнего лунного узла в последних градусах Девы на границе V дома. Постижение планов Создателя через личное творчество, устремленность духа в будущее, - вот что это такое. Этот человек был свободным только тогда, когда прислушивался не к своим вкусам и капризам, а тем, что диктовал ему его созидательный дух. Мы имеем дело с гороскопом человека светлого, связанного, конечно, условностями своей среды и своего времени (впрочем, это и хорошо, иначе король не был бы понят современниками и в лучшем случае заслужил репутацию чудака), но призванного сыграть положительную роль. Действительно, хаос во Франции был во многом предрешен и Франциск просто не мог его предотвратить, - но кто знает, не были бы религиозные войны в этой стране гораздо более кровавыми и длительными, если бы не смягчающее, живительное влияние идеологии Ренессанса?

В 1538-1544 гг. Нострадамус много путешествовал по Европе, был и в Италии, к которой, что называется, прирос душой. В наших предыдущих статьях мы наглядно показали, что Нострадамус был подлинным и достойным сыном своего времени, человеком Ренессанса. Он и его единомышленники не могли не питать симпатии к "великому королю Ангумуа", период правления которого казался тем более блестящим и спокойным на фоне хаоса, в который оказалась ввергнута Франция при его преемниках. Не испытывая никаких иллюзий по поводу сути любой политической власти, эти люди как дар небес воспринимали правителя, который просто не мешал им заниматься любимым делом - будь то живопись, поэзия, медицина, точные науки или астрология. А что уж говорить о монархе, оказывающем им протекцию и спасающем их от преследований церковных властей!

В общем, с именем Франциска I связывалась целая эпоха, о возвращении которой, как нам думается, и идет речь в катрене, столько лет служащем камнем преткновения для всех нострадамоведов. Ключевое слово третьей строки - "воскресить".

На личном гербе Франциска красовалась саламандра, объятая пламенем, - существо, как говорится, культовое для алхимиков; ведь она возрождается из огня! -
 
 

Девиз Франциска гласил - "Nutrisco et extinguo", "я питаю его [огонь], и я гашу его". Наконец, Франциск был человеком Возрождения, а сам глагол "возрождаться" близок к глаголу "воскресать".

Что такое "король, внушающий испуг"? О затмении 11 августа 1999 года (29 июля - седьмого месяца - по юлианскому стилю, при котором жил Нострадамус), говорено более чем достаточно. Однако можно ли назвать затмение чем-то, "внушающем испуг"? Можно, но лишь применительно к варварским племенам. Да, конфигурация затмения крайне напряженна
(большой квадрат), -
 

но ведь мы, астрологи, отлично знаем, что как раз напряженные конфигурации подталкивают человечество к единственно разумным действиям. Напротив, длительные гармоничные аспекты часто знаменуют собой времена совершенно беспрецедентные по варварству и жестокости (трин Уран-Нептун в 1937 г.) Да к тому же в катрене нет указания на то, что "ужас" или "испуг", внушенный этим "королем", хоть как-то оправдан. Обращаем внимание уважаемого читателя на то, что точка затмения попадает прямо между натальными позициями Венеры и Марса Франциска I.

Что касается сакраментального уточнения, будто он придет с неба, то мне кажется, что это - всего лишь поэтическая метафора. Venir du ciel ("приходить с небес") может означать просто возвышенное состояние духа. Эта метафора используется и теперь; например, шансонье Франсис Кабрель (Francis Cabrel) поет:

Je viens du ciel et les etoiles entre elles
Ne parlent que de toi…
(Petite Marie)

(Я прихожу с небес, и звезды между собою
Говорят лишь о тебе…)

Таким образом, весь катрен неожиданно обретает гуманитарно-поэтическое звучание, полностью теряя апокалиптический настрой.

Неясным остается смысл последней строки. Слово “Mars” может с равной долей вероятности означать и "Марс", и "март". Может, речь идет об одном обороте Марса (2 года)? "Bonheur" означает "счастье, благополучие". Счастье для кого - для правителя или для его народа? Скорее всего, для народа. Ибо Нострадамус (а вместе с ним Парацельс, Кардано, Моринус и другие просвещенные люди Возрождения) знали, что абсолютная монархия как форма правления обречена. А ведь для определения внутренней культурной политики необходима именно абсолютная власть. Но ни один нынешний европейский монарх не обладает и крупицей той власти, которую имели Валуа и тем более Бурбоны и Капетинги. Ни одна европейская республика (Франция, Германия) не согласится реставрировать абсолютную монархию, - сама идея этого кажется насилием над здравым смыслом. Вся логика нынешнего положения вещей на мировой арене говорит в пользу грядущего стихийного возрождения культуры и обращения к подлинным духовным ценностям вне зависимости от формы государственного правления. Вряд ли кто-нибудь возьмется отрицать, что нынешняя культура переживает глубокий культурный кризис (это особенно заметно на примере музыки и поэзии), - точно такой кризис переживала доренессансная Европа. Возрождение принесло человеку Европы (в первую очередь - Италии; за ней потянулись и другие страны) освобождение от тесных рамок, в которых он задыхался; человек маленькой общины, цеха превращался в человека мира. Возрождение несло терпимость к чужим взглядам, убеждениям и верованиям; диалог культур стал возможным именно благодаря ренессансной идеологии. Что несет нам грядущее Возрождение? Эволюцию человека мира в человека Космоса? Появление новых, невиданных доселе форм творческого самовыражения? Впрочем, какая разница. Ведь в любом случае новое Возрождение так же как неизбежно, как неотвратимо вхождение Нептуна в знак Водолея…

С возрождения культуры начинается возрождение духа человека; а мы, астрологи, прекрасно знаем, что духовные ценности всегда являются первостепенными.

Нельзя сбрасывать со счетов колоссальные различия между Европой нынешней и Европой пятивековой давности. В сегодняшней Европе рушатся границы, - замечательный пример того, как государственные правители облегчают выполнение духовных и творческих задач. На Европу смотрит весь мир, напряженно следя за беспрецедентным экспериментом по объединению стран, многие из которых некогда считали друг друга заклятыми врагами. И сейчас - это можно сказать без преувеличения - в руках Европы судьба всей Земли.

Один маленький штрих. В 1453 году массы византийцев, спасаясь от турков, хлынули в Италию. С собой они везли древние рукописи - летописи, творения святых отцов Восточной церкви и многое другое. Эти рукописи быстро распространились по Европе, став колоссальным импульсом в дальнейшем развитии идеологии Ренессанса. Историки полагают, что эта "православная инъекция" сыграла одну из решающих ролей в эволюции европейской культуры. Суждено ли России сыграть роль катализатора нового европейского Возрождения? Можем ли мы дать Европе нечто, в чем она остро нуждается? Да. Это так же очевидно, как то, что Россия находится под покровительством знака Водолея.

Готовы ли и мы, со своей стороны, прийти в Европу не как завоеватели и не как нищие попрошайки, но как носители великой культуры - великой своими колоссальными духовными и творческими традициями, накопившей глубочайшие знания и уникальный опыт? Способны ли мы также сыграть роль великого посредника между Востоком и Западом, моста, по которому идут караваны с бесценным грузом? Сможем ли мы говорить с Европой как с равным и достойным другом, через головы правительств, при этом оставаясь самими собой? Я верю, что да. Ведь подлинная сила - только в многообразии и постоянном движении вперед. "Ибо пока человек в пути, есть у него надежда".

Возвращаясь к нашему герою, доктору Нострадамусу, следует вспомнить о 94 катрене III центурии, который, судя по всему, имеет прямую связь с пророчеством о 1999 годе:

De cinq cens ans plus compte lon tiendra,
Celuy qu'estoit l'ornement de son temps:
Puis a vn coup grande clarte donra,
Qui par ce siecle les rendra trescontens.

Более пятисот лет будут принимать во внимание (вспоминать)
Того, кто был украшением своего времени.
Затем он внезапно прольет великий свет,
Что сделает [людей] очень довольными своей эпохой.

Дела короля намного переживут его самого; более того, эпоха, которую он застал, повторится через 500 лет и сделает жизнь людей счастливой.

Вот какую посмертную судьбу уготовил магистр Нострадамус своему современнику, графу Ангулемскому и герцогу Савойскому, вошедшему в историю под именем Франциска I, Христианнейшего короля Франции.

Впрочем, мы, кажется, увлеклись и злоупотребили терпением уважаемого читателя. Ведь в самом названии статьи мы пообещали не выходить за рамки одного катрена Нострадамуса…
 

Париж-Москва,
май, август 1998 года

015587