Алексей Пензенский

ДВЕНАДЦАТЬ ФАЙЛОВ

часть 2

В уездном городе N было так много фирм по продаже компьютерного железа и бюро ритуальных услуг, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы поглядеть на Windows95 и тут же умереть от разрыва сердца.

В пятницу 1 апреля 199.. года Ипполит Матвеевич проснулся, как обычно, в половине восьмого. Побрившись и позавтракав, он двинулся навстречу входившей в комнату теще - Клавдии Ивановне.

- Эпполе-эт, - прогремела она, - сегодня я видела дурной сон. Я видела Билла Гейтса с распущенными волосами и в золотом кушаке. Я очень встревожена. Боюсь, не случилось ли чего.

- Ничего не будет, маман. За воду вы уже вносили?

Оказывается, что не вносили. Ипполит Матвеевич не любил своей тещи. Самым ужасным было то, что она видела сны. Ей снились владельцы Microsoft в кушаках, системные блоки, обшитые желтым драгунским кантом, хакеры, играющие на арфах, системные администраторы UNIX в сторожевых тулупах и саундбластеры AWE32, которые сами собой прыгали по комнате, производя огорчительный звон. Пустая старуха была Клавдия Ивановна. При советской власти она заведовала отделом информатизации в обкоме.

Ипполит Матвеевич Воробьянинов работал в ЗАГСе, в столе регистрации смертей и браков. Каждый день он приходил на работу, включал свой старенький 286 1/40 EGA Mono, и, барахтаясь в невообразимо сложном для него дереве файлов, решал вопросы жизни и смерти. Он долго двигал курсором по панели NC 3.0 и, остановившись на файле lexicon.exe, нажимал на Enter.

Ипполит Матвеевич боялся компьютеров. Он все время опасался, что нажмет что-нибудь не то, и тогда списки новорожденных, умерших и брачующихся придут в состояние полного хаоса. Резервных копий Ипполит Матвеевич не делал, так как не умел пользоватьс дискетами. Больше всего на свете г-н Воробьянинов боялся вирусов. Что это такое, он не знал, но знакомый программист-прикладник Прусис рассказывал, что это очень страшная вещь, способная не только стирать файлы, но и убивать людей. Прусису можно было верить: он был программистом-профессионалом, хорошо владел Visual Basic'om for DOS и даже написал для Ипполита Матвеевича программу, считающую количество строк в текстовом файле. Правда, сам Ипполит Матвевич ею не пользовался, так как работала она из командной строки, в которой он также чувствовал себя крайне неуютно.

...Весенний служебный день подходил к концу. Ипполиту Матвеевичу пора было уходить. Он осторожно набрал в командой строке c:\utils\park.com, нажал Enter, выключил компьютер, монитор и вытащил вилку из розетки, чтобы компьютер не сгорел в его отсутствие. Внезапно дверь канцелярии распахнулась, на пороге ее появился компьютерных дел мастер Безенчук.

- Почет дорогому гостю, - улыбнулся Ипполит Матвеевич.- Что скажешь?

- "Нимфа", туды ее в качель, разве товар дает? - смутно молвил мастер. - разве ж она может юзверя удовлетворить? Комп - он одного железа сколько требует...

- Чего? - спросил Ипполит Матввевич.

- Да вот "Нимфа"... Их три семейства с одной торговолишки живут. Уже у них и матерьял не тот, и симммы горелые, и видео - "трайдент" один... Винты с бадблоками. И клавы залипают. А я - фрима старая. Основан в 1988 году. У меня комп-огурчик, отборный...

- Ты что это, с ума сошел? - коротко спросил Ипполит Матвеевич. Обалдеешь ты среди компьютеров.

- Уступлю за полторы штуки! Ноутбук! Мультяха! Ваша-то двушка сгорит скоро!

- Как это сгорит? - не понял Ипполит Матвеевич.

- Ну сгорит, сломается. Старая она. А если это трешка - та, считается, грохнулась.

- То есть как это считается? У кого это считается?

- У нас и считается. У мастеров. А ежели четверка - то медным тазом накрылась. Пентюх Богу душу отдает. А если сервер RISC-овый или, не дай Бог, DEC Workstation, то скажут - абзац подкрался незаметно. А больше ничего и не скажут.

Потрясенный этой странной классификацией компьютерных неисправностей Ипполит Матвеевич отправился домой.

Дома его ожидал непритный сюрприз. Агрономша Светлана Петровна встретила Воробьяниновна у дверей и сказала:

- С Клавдией Ивановной плохо. Доктора говорят - сердечный приступ.

Ипполит Матвеевич, не раздеваясь, прошел в комнату.

Клавдия Ивановна лежала на спине, подсунув одну руку под голову.

- Клавдия Ивановна! - позвал Воробьянинов.

- Ипполит, - прошептала теща явственно, - сядьте около меня. Я должна рассказать вам... Помните вы нашу локальную сеть в обкоме?

- Помню, отлично помню... 386 сервер, дюжина XT и принтер Epson с широкой кареткой. Техника была отличная, от IBM... А почему Вы вспомнили?

- На жесткий диск я сбросила информаицю о зарубежных валютных счетах нашего обкома.

- Какие счета? Разве их не отобрали тогда, в августе?

- Нет. Я залила файл в компьютер, - упрямо повторила старуха. - Они остались на диске машины, котоая стояла между терракотовой лампой и сервером.

- Как!? Засадить бесценный файл в компьютер! В компьютер, за которым неизвестно кто сидит!... Почему вы не дали его мне!?

- Как же было вам доверить файл, если вы грохнули сервер в отделе моей дочери?

Тут теща всхлипнула и подалась всем корпусом к краю кровати. Ипполит Матвеевич, повизгивая от страха, бросился в коридор.

- Умирает, кажется!

Посреди Старопанской площади, у бюстика поэта Маяковского с высеченной на цоколе надписью: "Я волком бы выгрыз бюрократизм", велись оживленные разговоры, вызванные известием о тяжелой болезни Клавдии Ивановны.

Общее мнение собравшихся горожан сводилось к тому, что "все там будем" и что "бог дал, бог и взял".

Местный дистрибьютер brand name по кличке "Паккард и Белл", охотно отзывавшийся, впрочем, и на имя "Андрей Иванович", и тут не упустил случая выказать свои познания, почерпнутые им из московского журнала "Компютер-Пресс".

- Современная технология, - говорил Андрей Иванович,- дошла до невозможного. Возьмите: скажем, у юзера блок на винте запортился. Раньше до потери всех данных доходило, а теперь в Москве, говорят,- не знаю, правда это или неправда, - на каждый компьютер отдельная лечебная дискетка полагается.

Граждане протяжно вздохнули.

- Это ты, Андрей, малость перехватил...

- Где же это видано, чтоб на каждый компьютер отдельная дискетка? Выдумает же!

Разговор принимал горячие формы и черт знает до чего дошел бы, если б в конце улицы не показался Ипполит Матвеевич.

- Опять в аптеку побежал. Плохи дела, значит. Наследство скоро примет.

- Помрет старуха. Недаром Безенчук по городу сам не свой бегает.

"Паккард и Белл", давно уже порывавшийся сделать сообщение на компьютерную тему, заговорил, опасливо оглянувшись:

- Теперь вся сила в HPFS.

Сказав это, "Паккард и Белл" умолк.

3амолчали и горожане, каждый по-своему размышляя о таинственных силах HPFS.

... Ипполит Матвеевич, который уже устал волноваться, ходил по комнате. Чтобы рассеяться немного, Ипполит Матвеевич вышел на крыльцо. В зеленом свете луны стоял компьютерных дел мастер Безенчук,

- Черт с тобой! - крикнул Воробьянинов. - Собирай! Ноутбук! С мультяхой!


005063